Изобретатель музыкальных нот, перевод названий нот с латинского — все самое интересное о нотах

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, кто придумал нотную грамоту и почему именно До-Ре-Ми-Фа-Соль-Ля-Си , и что вообще обозначают эти буквы? Сегодня мы поделимся с вами интересной информацией о происхождении нот, и раскроем тайну их названия.

Изобретателем всемирно известной нотной грамоты считается монах Гвидо Аретинский (Гвидо д’Ареццо), живший в (ок. 990 — ок. 1050) года нашей эры. Как и все прекрасное в те времена, нотная грамота зародилась близ Флоренции, небольшом городке в Тоскане — Ареццо.

Во Флоренции установлен памятник монаху:

Гвидо был учителем музыки и хорового церковного пения при разных храмах, он много путешествовал по Италии, встречался в Риме с Папой Иоанном XIX и много трудился над созданием музыкальной грамоты, которая стала бы общепринятой.

Однажды, стараясь придумать более легкий способ заучивания незнакомых мелодий для песнопения, Гвидо придумал систему сольмизации на основе акростиха молитвы к Иоанну Крестителю:

UT queant laxis
REsonare fibris
MIra gestorum
FAmuli tuorum
SOLve polluti
LAbii reatum
Sancte Ioannes

(В переводе с латинского: «Чтобы слуги твои голосами своими смогли воспеть чудные деяния твои, очисти грех с наших опороченных уст, о, Святой Иоанн»)

Названия всех нот, кроме первой, заканчиваются на гласный звук, их удобно петь. Слог ut – закрытый и пропеть его подобно прочим невозможно. Поэтому название первой ноты октавы, ut, в шестнадцатом веке заменили на do (скорее всего, от латинского слова Dominus – Господь).

Современная интерпретация названий нот выглядит так:

Do – Dominus – Господь;
Re – rerum – материя;
Mi – miraculum – чудо;
Fa – familias рlanetarium – семья планет, т.е. солнечная система;
Sol – solis – Солнце;
La – lactea via – Млечный путь;
Si – siderae – небеса.

Благодаря авторитету Гвидо латинская буквенная нотация утвердилась как общепринятая в западной Европе и сохраняется до наших дней.

Помимо всего прочего, Гвидо принадлежит и огромная заслуга в прогрессе письменной части нотной грамоты. Во время выступления хора, Гвидо для указания нот использовал свою левую руку, сгибая суставы пальцев он указывал, какую ноту брать в то или иное время:

В последствии, Гвидо начал отмечать звуки нотами (от латинского слова nota – знак). Ноты, заштрихованные квадратики, размещались на нотном стане, состоящем из четырех параллельных линий. Сейчас этих линий пять, и ноты изображают кругом, а не квадратом, но принцип, введенный Гвидо, остался без изменений.

Источник

Измененная реальность: ироничные рисунки уличного художника из Парижа

Что мы представляем в первую очередь, когда речь идет о стрит-арте? Либо неразборчивые каракули, наспех нанесенные красками из баллончика, которые можно встретить в любом крупном городе мира, либо популярные сейчас огромные муралы разной степени красоты и сложности. Кто-то еще может вспомнить Жана-Мишеля Баския, который начинал свой путь с уличного искусства, и неуловимого Бэнкси. Именно со знаменитым британским хулиганом часто сравнивают художника Шарля Леваля (Charles Leval), который создает свои уникальные работы под псевдонимом Levalet.

Работы Леваля представляют собой нечто среднее между стрит-артом, графикой и инсталляциями. Он говорит: «Для меня огромную роль играет сама местность. Я тщательно исследую каждую локацию, в которой собираюсь работать. Я стараюсь объединить изобразительный мир с реальным, играя на физической связанности места и изображения. Сама архитектура служит мне поддержкой».

Каждый рисунок художник выполняет в несколько этапов. Сначала он делает замеры на месте, создает нужную ему сцену с живыми людьми и фиксирует ее на фото. В студии Леваль рисует фигуры в полный рост на белой крафтовой бумаге, а затем возвращается на выбранное место и закрепляет рисунок с помощью клейстера.

Очень интересны и «внутренние» работы художника: одни нарисованы на стенах помещений, другие — «встроены» в деревянные ящики и старые чемоданы. Но большинство рисунков Леваля объединяет доля легкого абсурда, балансирование между иронией и сатирой и весьма остроумные названия.

 

Источник

Как быстро выростить киви в домашних условиях с косточки — инструкция, рекомендации, фото

Вот так выглядит плантация киви:

Но этот фрукт прекрасно растет и в обычных городских квартирах.

Лучшее время для посева – с марта по май. Выберите в магазине наиболее спелый киви. Плод должен быть мягким, ровным, без изъянов.

Проращивание семян:
Помойте фрукт и разрежьте его на несколько частей. Мякоть аккуратно разомните. Получившуюся кашицу бросьте в стакан с теплой водой, перемешайте и дайте немного отстояться.
Многократно промойте – мякоть уйдет, а косточки останутся плавать на поверхности.
Выложите семена киви на салфетку. Через 2-4 часа они подсохнут.
Заверните косточки в вату или ткань и положите в блюдце. Добавьте немного горячей воды – она должна хорошо пропитать материал, но не выливаться при наклоне емкости.
Накройте семена пленкой и поставьте в теплое солнечное место.
На ночь пленку лучше приоткрыть или вовсе снять.
Утром долейте необходимое количество воды.
Через 7-10 дней семена киви должны проклюнуться.

Посадка семян:
Возьмите цветочный горшок и насыпьте на его дно немного керамзита.
Грунт лучше взять готовый, предназначенный для тропических лиан. Подержите его на водяной бане в течение двух часов.
В лунки глубиной 5-10 мм положите по 2-3 семечка. Слегка присыпьте их землей, полейте водой комнатной температуры и плотно накройте пленкой.
Поставьте лоток в теплое солнечное место. Через 3-6 дней появятся первые всходы.
От неперспективных и ненужных ростков лучше начать избавлять уже на этом этапе.
Поливайте умеренно и только отстоянной водой.
Полив:
Зимой рост побегов киви замедляется, и их достаточно поливать 2-3 раза в месяц.
В период вегетации (весной и летом) растениям требуется больше влаги, поэтому поливать нужно чаще – 2 раза в неделю.
Кроме того, жарким летом киви нужно опрыскивать.

Не забывайте прореживать растения, иначе они будут мешать друг другу. На ранних этапах их можно просто выдергивать из земли. Чуть позже это сделать уже не получится, так как корневая система у киви развивается достаточно быстро.

Самым правильным вариантом будет состригание ненужного ростка. Когда растения достигнут в высоту 10-12 см, пересадите их в отдельные лотки. Если этого не сделать, их развитие замедлится. В благоприятных условиях цвести и плодоносить киви из семян начинает на третий или четвертый год.

Источник

 

 

Шыкарные платья от француженки Сильвии Факон (фото)

Отношения с высокой модой у меня всегда были весьма прохладные. Решишь посмотреть показ последней коллекции Гучи в Милане — а там модели со своими головами под мышкой расхаживают. А где мода то, мода? Шоу стало важнее искусства. Сплошное разочарование…

Но, к моему большому счастью, не перевелись еще дизайнеры, которые цепляют своим творчеством, а не кричащей подачей. Многие из них почти никому не известны, но, слава Интернету, мы можем насладиться их работами.

О такой талантливой мастерице и пойдет речь в этой статье. Ее зовут Сильвия Факон, она француженка, и от ее волшебных нарядов просто захватывает дух.

Девушка творит, повинуясь законам высокой моды. Ее спецификация — вечерние, свадебные, исторические и маленькие черные платья. Подозреваю, что вечерние наряды Сильви шьет с наибольшим удовольствием. Сейчас ты поймешь, почему.

1. Это платье под названием «Дань книгами» девушка изготовила из старых книжных корешков. На его создание ушло 250 часов!

2. Платье в стиле «старый город», украшенное декоративными шнурками

3. Платье «Дань музыке»

4. Лесная нимфа. Травяные мотивы

5. Платье «Дань осени». Выполнено по мотивам иллюстраций Дидье Граффэ

6. Платье «Гриб»

7. Платье «Растительность»

Девушка работает с любыми материалами и, как видишь, не испытывает недостатка в креативе. Этим платьям позавидует сама Золушка, а ведь ее сияющее платьесложно затмить!

А какой из нарядов Сильвии Факон понравился тебе больше всего? Напиши в комментарии и поделись этой волшебной подборкой с друзьями.

Источник

Итальянец Даниэль Барреси творит шедевры из продуктов

Этому молодому человеку всего 26 лет, а он уже приобрел мировую славу. Ему крупно повезло: еще в юном возрасте он четко понял, к какому занятию у него лежит сердце.

Сегодня имя Даниэль Барреси многое значит в такой сфере, как фуд арт. То есть, это создание произведений искусства из еды. Но начиналось все с обычного мыла.

Точнее, это для любого обывателя простой кусок мыла имеет одно предназначение — использовать его для мытья. А семилетний Даниэль однажды взял его в руки, вооружился острым ножом — так и родился первый шедевр.

Молодой человек рассказывает, что такое занятие захватывает его полностью. Стоит ему коснуться ножа, как он забывает обо всем на свете.

Буквально с первых работ творения Барреси поражали своей детализацией и гармонией. Но парень не останавливался на достигнутом.

Обратившись к сфере фуд арта, Даниэль скоро освоил ее в совершенстве. И теперь он признанный на международном уровне мастер.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook

Источник

Малазийский художник рисует пушистых котов, используя только гелевую ручку, – и результат прекрасен

Художник Камвей Фонг (Kamwei Fong, псевдоним Бо) создаёт этих пушистых генераторов позитива, используя только тонкую ручку.
Бо — это символическое название золотой рыбки, и бренд, разработанный художником ещё в 2003 году. Камвей говорит, что его рыбка Бо помнит только хорошие вещи: семью, друзей, хорошую погоду и хорошие времена. Своим счастливым видом она поощряет его позитивнее относиться к миру. Фонг работает иллюстратором с 2010 года и его произведения покупают люди со всего мира, и самая популярная тема, которую знают и любят — это его кошки.

Создание таких картин — дело непростое. Линии различаются по размеру и плотности — это необходимо, чтобы медленно наращивать объем и текстуру, добиваясь уютного ощущения «пушистости».

«Это очень трудоемкий процесс, — говорит Камвей, — Небольшие рисунки формата A3 могут занять несколько дней, а большие, например, 60 × 100 см, — несколько недель».

Каждый котик обладает не только тщательно прорисованной текстурированной шубой, но своим характером и игривой индивидуальностью. Такие кошки генерируют тепло, уют и увеличивают количество позитива в мире. Камвей говорит, что своим творчеством он старается поднять настроение людям, чтобы они более оптимистично относились к жизни. Нам кажется, у него это получается.

Источник

Говорит и показывает: цитаты Винсента Ван Гога о нормальности, безумии и цвете душевного пыла

Винсент Ван Гог, по всей вероятности, всегда знал, что в этой жизни у него есть какое-то предназначение. Ведь не случайно он так много говорил о этом. Какое-то время он пытался найти предназначение в Боге и миссионерской деятельности. Ближе всего Винсент подобрался к делу всей своей жизни, когда продавал картины. Вероятно, он мог бы до конца своих дней остаться лишь скромным ценителем чужого творчества, но его собственный талант отчаянно требовал выхода. Чтобы понять, в чем заключается его призвание, Ван Гогу понадобилось 27 лет. И в этом ему можно только позавидовать, ведь многие из нас навсегда остаются в неведении.

Сельская дорога и ступени в Авьере
Винсент Ван Гог
Май 1890, 49.8×70.1 см

В душе человека может пылать огонь, но никто не приходит погреться около него. Проходящие мимо люди видят только облачко дыма из дымохода и продолжают свой путь.

Близкие друзья — настоящее сокровище. Иногда они знают нас лучше, чем мы сами. Они нас направляют и поддерживают, разделяют с нами радости и слезы. Их присутствие напоминает, что мы никогда не бываем по-настоящему одинокими.

Нет ничего более творческого, чем любовь к людям.

Нормальность похожа на мощеную дорогу: по ней удобно идти, но на ней не растут цветы.

Обрезанные ивы
Винсент Ван Гог
Апрель 1889, 55×65 см

Существует большая разница между двумя бездельниками. Кто-то бездельничает из-за своей лени, слабости характера, низости своей натуры. Если угодно, можете отнести меня к таким. Но есть и люди другого сорта — бездельники поневоле. Это человек, поглощенный жаждой действия, но не предпринимающий ничего, потому что у него связаны руки, потому что он, если можно так сказать, находится в заключении, потому что он лишен того, что ему необходимо для продуктивности, потому что катастрофические обстоятельства привели его к такому состоянию. Такой человек не всегда знает, что он должен делать, но, несмотря ни на что, инстинктивно чувствует: «Я для чего-то предназначен! Мое существование имеет причину! Я знаю, что могу быть совершенно другим! Чем я могу быть полезен, чем я могу служить? Что-то есть внутри меня, но что именно?» Это совсем другой тип бездельников. Если угодно, можете отнести меня к ним.

Звездная ночь над Роной
Винсент Ван Гог
Сентябрь 1888, 92×72.5 см

Я очень хочу нарисовать звездное небо. Мне часто кажется, что ночь окрашена гораздо богаче, чем день, в ней есть все эти глубокие оттенки фиолетового, синего и зеленого. Если хорошенько всмотреться, можно заметить, что одни звезды лимонно-желтые, другие — розовые или зеленые, голубые или цвета незабудок. Не буду долго распространяться на эту тему, но очевидно, что для изображения звездного неба недостаточно лишь разбросать маленькие белые точки по черно-синему фону.

Звездная ночь
Винсент Ван Гог
Июнь 1889, 73.1×92.1 см

Гоген говорит, что моряки, передвигая тяжелый груз или поднимая якорь, поют все вместе, чтобы двигаться слаженно и энергично. Вот чего так не хватает художникам!

Кто я в глазах многих людей? Ничтожество, эксцентричный или неприятный тип, у которого нет и никогда не будет положения в обществе. Одним словом — худший из худших. Ну и пусть, но даже если это абсолютная правда, я хочу когда-нибудь показать с помощью своих работ, что творится на душе у такого эксцентричного ничтожества. Такова моя цель, и в основе ее лежит не обида, а любовь, несмотря ни на что, не страсть, а безмятежность. И хотя я сам часто бываю в нужде, внутри меня все равно остаются покой, чистая гармония и музыка.

Невозможно находиться на полюсе и экваторе в одно и то же время. Нужно избрать свое собственное направление, и для меня это, вероятнее всего, будет цвет.

Изобразить любовь двух людей можно с помощью союза двух комплементарных цветов, их смешения и их противоположности, таинственных колебаний близких оттенков. Изобразить глубокую задумчивость ярким светлым оттенком на мрачном фоне, надежду — в виде звезды, душевный пыл — сиянием заката.

Я вложил в свою работу сердце и душу, но в процессе лишился разума.

Автопортрет с перевязанным ухом и трубкой
Винсент Ван Гог
Январь 1889, 51×45 см

Я хожу по этой земле 30 лет и из благодарности хотел бы оставить какой-нибудь сувенир.

Цель моей жизни — создать столько картин и рисунков, сколько я смогу. В конце пути я обернусь назад с любовью и легким сожалением и подумаю: «Сколько еще картин я смог бы написать!» Но это не значит, что я перестану делать все возможное.

Рассматривая японское искусство, можно увидеть человека, несомненно мудрого, образованного и философского. На что же он тратит свое время? Он изучает одну-единственную травинку. Но эта травинка помогает ему нарисовать любое растение, затем времена года, сельскую местность, животных, а потом и людей. Так проходит его жизнь, ведь она слишком коротка, чтобы успеть сделать всё.

Несмотря ни на что, я снова поднимусь. Возьму карандаш, который я отбросил, пребывая в великом унынии, и снова начну рисовать.

Не стоит стремиться делать точные рисунки, подбирать точные цвета. Конечно, можно отражать реальность на холсте, словно в зеркале, но тогда это уже будет не картина, а фотография.

Вы видели мой портрет с подсолнухами, который написал Гоген? Это на самом деле я, но это сумасшедший я.

Портрет Винсента ван Гога, рисующего подсолнухи
Поль Гоген
1888, 73×91 см

Меня всегда поражает одна очень личная вещь: когда мы видим картину невыразимого, неописуемого опустошения — одиночество, нищету или нужду в предельной степени — в голову всегда приходит мысль о Боге.

Мечтатель иногда может впадать в депрессию, но затем снова поднимается на ноги. А у рассеянного человека могут случаться приступы прозорливости. Бывает так, что право на существование другого человека не становится для вас очевидным с первого взгляда. Но кто-то, кто много бродил по свету, кого бросало взад и вперед в штормовом море, в конце концов, все равно достигнет своего места назначения. А кто-то, кто казался вам никчемным, неспособным выполнить никакую работу, никакое поручение, в конце концов, найдет свое призвание и покажет себя совсем не таким, каким казался вам на первый взгляд.

Я хочу писать картины, которые будут волновать людей. В каждой фигуре, в каждом пейзаже я хочу выразить не сентиментальную меланхолию, а настоящее горе.

Скорбь (Горе)
Винсент Ван Гог
10.04.1882, 27×44.5 см

Профессия — это не то, что приносит деньги. Профессия — это то, ради чего ты появляешься на свет. Нечто, наполненное такой страстью и силой, что становится духовным призванием.

Есть вещи, которые мы ощущаем как нечто хорошее и правильное, хотя в холодном свете рассудка и расчета многое остается непостижимым и темным. И, несмотря на то, что общество, в котором мы живем, считает некоторые действия необдуманными или безрассудными, что мы можем сделать, если однажды в нас пробуждаются скрытые силы симпатии и любви? Возможно, мы не способны спорить со здравым смыслом и действуем импульсивно, но другие люди сознательно прижигают в себе какие-то чувствительные нервы, особенно те, которые в общем называются совестью. Мне жаль таких людей. Они путешествуют по жизни без компаса.

Рыбаки знают, что море опасно, а бури ужасны, но они никогда не находят эти опасности достаточной причиной для того, чтобы оставаться на берегу.

Угольные баржи
Винсент Ван Гог
Август 1888, 71×95 см

Цитаты из писем Ван Гога собрала Евгения Сидельникова

Источник

Надежда Тэффи. «Неудачник»

Ещё до революции Надежда Тэффи (урожденная Лохвицкая) стала всеобщей любимицей. Её называли «королевой русского юмора», однако она никогда не была сторонницей смеха ради смеха, но всегда соединяла юмор с грустью и остроумными наблюдениями над жизнью. Воскресные газеты с её фельетонами зачитывались до дыр. Анекдоты «от Тэффи» были столь же популярны, как и духи, названные в её честь. Сегодня на «Избранном» небольшой рассказ Надежды Тэффи.

Неудачник
Было уже пять часов утра, когда Александр Иванович Фокин, судебный следователь города Несладска, прибежал из клуба домой и как был, не снимая пальто, калош и шапки, влетел в спальню жены.
Жена Фокина не спала, держала газету вверх ногами, щурилась на мигающую свечку, и в глазах ее было что-то вдохновенное: она придумывала, как именно изругать мужа, когда тот вернется.

Вариантов приходило в голову несколько. Можно было бы начать так:

— Свинья ты, свинья! Ну, скажи хоть раз в жизни откровенно и честно, разве ты не свинья?

Но недурно и так:

— Посмотри, сделай милость, в зеркало на свою рожу. Ну, на кого ты похож?

Потом подождать реплики.

Он, конечно, ответит:

— Ни на кого я не похож, и оставь меня в покое.

Тогда можно будет сказать:

— Ага! Теперь покоя захотел! А отчего ты не хотел покоя, когда тебя в клуб понесло?

Лиха беда начало, а там уж все пойдет гладко. Только как бы так получше начать?

Когда муки ее творчества неожиданно были прерваны вторжением мужа, она совсем растерялась. Вот уже три года, т. е. с тех пор, как он поклялся своей головой, счастьем жены и будущностью детей, что нога его не будет в клубе, он возвращался оттуда всегда тихонько, по черному ходу и пробирался на цыпочках к себе в кабинет.

— Что с тобой? — вскрикнула она, глядя на его веселое, оживленное, почти восторженное лицо.

И в душе ее вспыхнули тревожно и радостно разом две мысли. Одна: «Неужели сорок тысяч выиграл?» И другая: «Все равно завтра все продует!»

Но муж ничего не ответил, сел рядом на кровать и заговорил медленно и торжественно:

— Слушай внимательно! Начну все по порядку. Сегодня, вечером, ты сказала: «Что это калитка как хлопает? Верно, забыли запереть». А я ответил, что запру сам. Ну-с, вышел я на улицу, запер калитку и совершенно неожиданно пошел в клуб.

— Какое свинство! — всколыхнулась жена.

Но он остановил ее:

— Постой, постой! Я знаю, что я подлец и все такое, но сейчас не в этом дело. Слушай дальше: есть у нас в городе некий акцизный Гугенберг, изящный брюнет.

— Ах ты господи! Ну, что я не знаю его, что ли? Пять лет знакомы. Говори скорее, — что за манера тянуть!

Но Фокину так вкусно было рассказывать, что хотелось потянуть дольше.

— Ну-с, так вот этот самый Гугенберг играл в карты. Играл и, надо тебе заметить, весь вечер выигрывал. Вдруг лесничий Пазухин встает, вынимает бумажник и говорит:

— Вам, Илья Лукич, плачу, и вам, Семен Иваныч, плачу, и Федору Павлычу плачу, а этому господину я не плачу потому, что он пе-ре-дер-гивает. А? Каково? Это про Гугенберга.

— Да что ты!

— Понимаешь? — торжествовал следователь. — Пе-ре-дер-гивает! Ну, Гугенберг, конечно, вскочил, конечно, весь бледный, все, конечно, «ах», «ах». Но, однако, Гугенберг нашелся и говорит:

— Милостивый государь, если бы вы носили мундир, я бы сорвал с вас эполеты, а так что я с вами могу поделать?

— А как же это так передергивают? — спросила жена, пожимаясь от радостного волнения.

— Это, видишь ли, собственно говоря, очень просто. Гм… Вот он, например, сдает, да возьмет и подсмотрит. То есть нет, не так. Постой, не сбивай. Вот как он делает: он тасует карты и старается, чтобы положить туза так, чтобы при сдаче он к нему попал. Поняла?

— Да как же это он может так рассчитать?

— Ну, милая моя, на то он и шулер! Впрочем, это очень просто, не знаю, чего ты тут не понимаешь. Нет ли у нас карт?

— У няньки есть колода.

— Ну, пойди тащи скорее сюда, я тебе покажу.

Жена принесла пухлую, грязную колоду карт, с серыми обмякшими углами.

— Какая гадость!

— Ничего не гадость, это Ленька обсосал.

— Ну-с, я начинаю. Вот, смотри: сдаю тебе, себе и еще двоим. Теперь предположим, что мне нужен туз червей. Я смотрю свои карты, — туза нет. Смотрю твои — тоже нет. Остались только эти два партнера. Тогда я рассуждаю логически: туз червей должен быть у одного из них. По теории вероятности, он сидит именно вот тут, направо. Смотрю. К черту теорию вероятности, — туза нет. Следовательно, туз вот в этой последней кучке. Видишь, как просто!

— Может быть, это и просто, — отвечала жена, недоверчиво покачивая головой, — да как-то ни на что не похоже. Ну, кто же тебе позволит свои карты смотреть?

— Гм… пожалуй, что ты и права. Ну, в таком случае это еще проще. Я прямо, когда тасую, вынимаю всех козырей и кладу себе.

— А почему же ты знаешь, какие козыри будут?

— Гм… н-да…

— Ложись-ка лучше спать, завтра надо встать пораньше.

— Да, да. Я хочу с утра съездить к Бубкевичам рассказать все, как было.

— А я поеду к Хромовым.

— Нет, уж поедем вместе. Ты ведь не присутствовала, а я сам все расскажу!

— Тогда уж и к докторше съездим.

— Ну конечно! Закажем извозчика и айда!

Оба засмеялись от удовольствия и даже, неожиданно для самих себя, поцеловались.

Нет, право, еще не так плохо жить на свете!

На другое утро Фокина застала мужа уже в столовой. Он сидел весь какой-то серый, лохматый, растерянный, шлепал по столу картами и говорил:

— Ну-с, это вам-с, это вам-с, а теперь я пере-дер-гиваю, и ваш туз у меня! А, черт, опять не то!

На жену он взглянул рассеянно и тупо.

— А, это ты, Манечка? Я, знаешь ли, совсем не ложился. Не стоит. Подожди, не мешай. Вот я сдаю снова: это вам-с, это вам-с…

У Бубкевичей он рассказывал о клубном скандале и вновь оживился, захлебывался и весь горел. Жена сидела рядом, подсказывала забытое слово или жест и тоже горела. Потом он попросил карты и стал показывать, как Гугенберг передернул.

— Это вам-с, это вам-с… Это вам-с, а короля тоже себе… В сущности, очень просто… А, черт! Ни туза, ни короля! Ну, начнем сначала.

Потом поехали к Хромовым. Опять рассказывали и горели, так что даже кофейник опрокинули. Потом Фокин снова попросил карты и стал показывать, как передергивают. Пошло опять:

— Это вам-с, это вам-с…

Барышня Хромова вдруг рассмеялась и сказала:

— Ну, Александр Иваныч, видно вам никогда шулером не бывать!

Фокин вспыхнул, язвительно улыбнулся и тотчас распрощался.

У докторши уже всю историю знали, и знали даже, что у Фокина передергиванье не удается. Поэтому сразу стали хохотать.

— Ну, как же вы мошенничаете? Ну-ка, покажите? Ха-ха-ха!

Фокин совсем разозлился. Решил больше не ездить, отправился домой и заперся в кабинете.

— Ну-с, это вам-с… — доносился оттуда его усталый голос.

Часов в двенадцать ночи он позвал жену:

— Ну, Маня, что теперь скажешь. Смотри: вот я сдаю. Ну-ка, скажи, где козырная коронка?

— Не знаю.

— Вот она где! Ах! Черт! Ошибся. Значит, здесь. Что это? Король один…

Он весь осел и выпучил глаза. Жена посмотрела на него и вдруг взвизгнула от смеха.

— Ох, не могу! Ой, какой ты смешной! Не бывать тебе, видно, шулером никогда! Придется тебе на этой карьере крест поставить. Уж поверь…

Она вдруг осеклась, потому что Фокин вскочил с места весь бледный, затряс кулаками и завопил:

— Молчи, дура! Пошла вон из моей комнаты! Подлая!

Она выбежала в ужасе, но ему все еще было мало. Он распахнул двери и крикнул ей вдогонку три раза:

— Мещанка! Мещанка! Мещанка!

А на рассвете пришел к ней тихий и жалкий, сел на краешек кровати, сложил руки:

— Прости меня, Манечка! Но мне так тяжело, так тяжело, что я неудачник! Хоть ты пожа-лей. Неу-дач-ник я!

Источник

Фрески из Сикстинской капеллы стали декорацией для грандиозного шоу в Риме

Знаменитая фреска «Страшный суд» Микеланджело на центральной стене Сикстинской капеллы стала центральным элементом нового захватывающего мультинаправленного шоу «Страшный суд. Микеланджело и секреты Сикстинской капеллы», которое было представлено в зале Auditorium della Conciliazione в Риме. Его создателем выступил Марко Балик — режиссёр и продюсер, прославившийся организацией церемонии открытия Олимпийских игр в Рио в 2016 году.

В шоу приняли участие танцоры и акробаты, а главную песню написал Стинг. Сам Марко Балик описывает постановку как «artainment» (игра слов от английского art — искусство и entertainment — развлечение). Цель режиссёра — привлечь новую аудиторию в Сикстинскую капеллу, одно из самых знаменитых мест в Риме, который настолько заполнен туристами с фотокамерами, что его вряд ли можно оценить по достоинству.

Для воплощения своего нового проекта Балик выбрал бывший симфонический зал Рима. Он говорит, что Вечный город — единственная крупная европейская столица, у которой нет постоянного шоу, рассказывающего её историю. Используя технологии, освоенные во время подготовки Олимпийской церемонии, режиссёр заставляет зрителей чувствовать, будто они сидят посреди культовой часовни.

Фотографии в высоком разрешении, представленные Музеями Ватикана, проецируются на сцену, стены и потолок зала, затянутые полотном. Адам и Ева резвятся на фоне крупного фрагмента фрески с изображением Эдемского сада, чьи растения поднимаются по стенам к потолку, а Ноев ковчег несётся в бурных водах, которые омывают актёров прямо на сцене.

«Мы пытались применить язык и технологию Олимпиады к столпу человечества», — шутит Балик.

Слева: Марко Балик. Фото: Alberto Pizzoli / AFP

Представление начинается с блоков грубого мрамора, которые «скользят» вокруг сцены. Затем среди неотёсанных скал появляется Микеланджело, пробуждая к жизни «красоту» — скульптуры, которые появляются из серой массы.

«Я ищу красоту, красота — это всё. Это моя одержимость», — признаётся Балик.

После этого на сцену выходит папа Сикст IV, который призвал в Рим великих художников своего времени, таких как Перуджино, Боттичелли или Гирландайо, чтобы восстановить и расписать старую средневековую часовню, которая в конечном итоге будет названа в его честь.

В 1508 году Микеланджело по просьбе папы Юлия II приехал из своей родной Флоренции, чтобы украсить потолок помещения, ныне известного как Сикстинская капелла. 30-летний мастер, который до этого момента делал лишь скульптуры, пришёл в ужас от того, что ему придётся расписать тысячу квадратных метров. А он вообще не знаком с техникой фресковой живописи. Три десятилетия спустя ещё один папа-покровитель, Климент VII, вновь позвал его в часовню, заказав самую известную фреску — Страшный суд.

Балик говорит: «Я хочу обратиться к молодому поколению, научить их тому, что красота и искусство — важный способ узнать о своих корнях. Объём внимания молодых людей — час, и если мы расскажем историю [в этот промежуток], то сможем заинтересовать их».

Грандиозный финал шоу включает песню, которую написал и исполнил на латыни Стинг, а также 16-минутное повествование, одобренное Ватиканом. Весь показ сопровождается 4k-проекцией и великолепными спецэффектами.

 

Как рассказал в своём видеобращении Стинг, в основу песни лёг церковный гимн XIII века Dies Irae (лат. «День гнева», секвенция к католической мессе). Автором текста считается францисканский монах Фома Челанский. Певец сделал оригинальную музыкальную аранжировку для современного оркестра и хора и сам исполнил композицию на латыни. Он извинился, что из-за большого количества работы не смог присутствовать на премьере шоу, но пообещал в ближайшее время посетить Вечный город, в котором бывал уже не раз.

 

Балик отказывается от каких-либо сравнений этого представления со своей амбициозной рок-оперой «Диво Вероне», которая ставилась на бюджетные деньги, и с треском провалилась прошлым летом. Он предпочитает вспоминать звуковые и световые шоу «Путешествие в бреши», которые в течение последних двух лет пользуются бешеной популярностью и привлекают тысячи посетителей в Форум Цезаря и Форум Августа.

Потратив два с половиной года на работу и 9 миллионов евро государственного финансирования, Балик надеется, что его игра стоит свеч и он создал то, что в дальнейшем будет развиваться.

Источник

ЮНЕСКО признала вальс Доги одним из 4-х музыкальных шедевров ХХ века

Вальс Евгения Доги из фильма «Мой ласковый и нежный зверь», который является одним из самых известных музыкальных произведений 20-го века, в соответствии со специальным решением ЮНЕСКО признан одним из 4 музыкальных шедевров прошлого века.

Евгений Дмитриевич Дога — автор балетов «Лучафэрул», «Венансия», инструментальных и хоровых сочинений, симфонии, квартетов, музыки к спектаклям, более чем к 200 фильмам, более 260 песен и романсов, музыки для открытия и церемонии закрытия Олимпиады 1980 года в Москве.

Источник