Знаменитые ученые и книги, которые перевернули их жизнь

Психологи, биологи, математики, лингвисты и другие ученые рассказывают о книгах, которые перевернули их жизнь.

Подготовили Светлана Рейтер, Дмитрий Голубовский. Фотограф Александр Решетилов.

Элисон Гопник

Психолог, специалист по психологии развития, профессор Калифорнийского университета в Беркли, автор книг «Ясельный ученый», «Философический младенец», «Причинно-следственное обучение», «Слова, мысли и теории»

Книги:
Льюис Кэролл «Алиса в Стране чудес», «Алиса в Зазеркалье»

«Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье» — едва ли не первые книги, которые я прочитала. Я сама была Алиса — и по имени, и по длине волос, и по мечтательной рассеянности, и по предпочтениям логики и воображения здравому смыслу. Меня тоже сбивала с толку какая-то необъяснимая слепота взрослых, а особенно — их неспособность понять, насколько же дети умнее их. Я и сейчас остаюсь Алисой.

Когда мне было двадцать лет, «Алиса» изменила мою жизнь: вместо того чтобы пойти в Массачусетский технологический институт, я пошла в Оксфорд, вместо того чтобы стать философом в духе Хомского, стала психологом-эмпириком. И причиной тому была лодочная прогулка по залитой солнцем Темзе, во время которой мне удалось мельком заглянуть в ворота Оксфордского сада.

Сейчас, когда мне пятьдесят, «Алиса» снова со мной — в моей работе, в моем воображении, в моем сознании. Книги Кэрролла показывают, как связаны между собой воображение и логика, какое место они занимают в широчайшем поле детского сознания. Наша уникальная способность понимать окружающий нас мир, выстраивая теории, одновременно позволяет нам воображать иные миры: у науки и вымысла общее основание. Для детей теоретизирование и воображение — сущностные процессы: каждая минута детской жизни наполнена обучением и игрой. Застенчивый преподаватель математической логики из Оксфорда Чарльз Доджсон и необузданный, вольный мастер абсурда и воображения Льюис Кэрролл соединились в образе маленькой девочки в саду.

Думаю, каждый ученый и каждый ребенок — это истовая маленькая девочка, которая, широко раскрыв глаза, идет по пути логики и доказательств, куда бы он ни вел, в любое зазеркалье или кроличью нору».

Цитата:
«Алиса почувствовала, что глаза у нее слипаются. Она сонно бормотала: «Едят ли кошки мошек? Едят ли кошки мошек?» Иногда у нее получалось: «Едят ли мошки кошек?»

Оливер Сакс

Невролог, нейропсихолог, профессор Колумбийского университета, автор книг «Пробуждения», «Человек, который принял свою жену за шляпу», «Антрополог на марсе», «Музыкофилия», «Глаз мозга»

Книги:
Александр Лурия «Маленькая книжка о большой памяти»

«Если говорить о чтении, то поворотный момент в моей жизни наступил 40 лет назад, когда я погрузился в чудесную, зачастую поэтическую, историю человека с выдающейся, практически безграничной памятью. Это был «Ум мнемониста» Александра Лурии (русское название — «Маленькая книжка о большой памяти». — Esquire). Прочитав дюжину страниц, я был уверен, что передо мной — роман, поскольку книга напомнила мне рассказ о другом человеке с потрясающей памятью — «Фунес памятливый» Хорхе Луиса Борхеса.

Но потом я понял, что это совершенно подлинная история болезни, самая подробная из всех, что я читал, полная ежеминутных наблюдений и исследований — с одной стороны, и драматизма и эмоциональности — с другой. Знаменитый русский психолог Александр Лурия был основателем систематической науки, которую мы теперь зовем нейропсихологией. Но он очень рано понял, что никакая «классическая» наука не в состоянии объять всю полноту, всю реальность любой отдельно взятой жизни.

В середине XX века Лурия написал целый ряд блистательных монографий об афазии, развитии языка у детей и множестве других предметов, которые венчал его монументальный труд «Высшие корковые функции и их нарушение при локальных поражениях мозга». Но лишь в конце жизни, на излете 1960-х и в 1970-е, он смог позволить себе публиковать примеры того, что сам он называл «романтической наукой» — наукой, которая ставила своей целью во всей полноте запечатлеть уникального индивида.

Когда я прочитал «Ум мнемониста», то понял, что писать о необычных состояниях людей, будь то последствия повреждения мозга или более «позитивные» сюжеты вроде необыкновенной памяти, можно, и даже нужно, с двух точек зрения. Во‑первых, с точки зрения аналитической, строгой науки, во‑вторых — с точки зрения «романического» повествования и науки почти беллетристической.

Из всех беллетристических историй болезни Лурии именно «Ум мнемониста» вдохновил меня на написание собственной книги — «Пробуждения», которую я, разумеется, ему и посвятил. Стремление Лурии объединить классику и романтизм, анатомию и искусство, науку и художественное повествование — стало и моим стремлением тоже. Его «маленькая книга», как он сам ее назвал (и правда небольшая, каких-то сто страниц), изменила фокусировку и направление всей моей жизни».

Цитата:
«Я обычно чуствую и вкус, и вес слова — и мне уже делать ничего — оно само вспомниается… А описать трудно»

Александр Жолковский

Лингвист, литературовед, профессор Университета Южной Калифорнии, соавтор (с Ю.К. Щегловым) поэтики выразительности и (с И.А. Мельчуком) модели «Смысл ↔ Текст» и толково-комбинаторного словаря, автор книг «Блуждающие сны», «Михаил Зощенко: поэтика недоверия»

Книги:
Владимир Пропп «Морфология сказки»

«Одна, все определившая книга — это все-таки журналистский гиммик. Обычно таких книг больше. Но для разговора можно выбрать одну — в моем случае, например, «Морфологию сказки» В.Я. Проппа (Л.: Academia, 1928). На нее мне еще в студенческие годы указал мой учитель Вячеслав Всеволодович Иванов. Что сделал Пропп? Говоря очень просто, он рассмотрел сотню русских волшебных сказок так, как если бы это были варианты одной и той же — инвариантной — сказки. Исходя из этого он выявил опять-таки постоянный набор тех сюжетных функций, которые в том или ином виде реализуются во всех сказках (отлучка — запрет — нарушение запрета — выведывание — трудная задача —… — трансфигурация — свадьба). И сформулировал порядок их следования и правила согласования. То есть он открыл грамматику целого жанра.

Для литературоведения это был потрясающий образец нового научного подхода. Если сто русских сказок — одна сказка, то, может быть, сто новелл Боккаччо (Мопассана, Чехова, Зощенко) — одна новелла, сто стихотворений Пушкина (Блока, Пастернака) — одно стихотворение?.. С их постоянными наборами инвариантов (функций, мотивов и т. д.) — их особой, разумеется, более сложной, художественной грамматикой. Это обещало поставить литературоведение в ряд точных наук — таких, как лингвистика, физика, биология. Кстати, заглавную идею морфологии сказки Проппу подсказал не раздел языковой грамматики, а понятие морфологии растений. (Книга открывается соответствующим эпиграфом из Гете.)

В моих занятиях поэтикой я стремился сочетать пропповский метод с подходами других ученых — его коллег-формалистов В. Шкловского и Б. Эйхенбаума, кинорежиссера и теоретика искусства С. Эйзенштейна, музыковеда Л. Мазеля, лингвиста Н. Хомского, моего соавтора И. Мельчука, семиотика литературы М. Риффатерра… Все сказки — одна сказка, но все книги — не одна книга…

С Проппом мне довелось познакомиться — и получить инскрипт на титуле любимой книги. Будучи летом 1966 года в Ленинграде, я напросился к нему в гости, выразил ему свое восхищение и изложил собственные горячие идеи.

«Я жалею, что занимался всем этим, — сказал Пропп грустным голосом. — Вот мой сын — биолог. Он только что вернулся из Антарктиды. Он опускался на дно, видел морских звезд. Может быть, и мне посчастливилось бы сделать какое-нибудь открытие, — с шикарной скромностью заключил свою речь автор одного из великих открытий филологии XX века».

Впрочем, когда «Морфология сказки» переиздавалась (М.: Наука, 1969), Проппу сказали, что вот, наконец, пробил его звездный час, и он может внести любые исправления и изменения, включить дополнительные материалы (сохранившиеся у него с 1920-х годов). Пропп помотал головой. «Нельзя трогать, — сказал он. — Классика!»

Цитата:
«Герой соглашается на все уговоры вредителя, т. е. берет колечко, идет париться, купаться и т. д. Можно заметить, что запреты всегда нарушаются, обманные предложения, наоборот, всегда принимаются и выполняются»

Вячеслав Вс. Иванов

Лингвист, академик РАН, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, директор Института мировой культуры МГУ, директор Русской антропологической школы РГГУ

Книги:
Чарльз Дарвин «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле Ее Величества «Бигль»

«Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль» Дарвина я прочитал (после нескольких других замечательных книг о науке и ученых) к концу детства, оказавшегося книжным из-за болезни, уложившей меня неподвижно на два года. Но к десяти годам я уже мог ходить и всякое раннее утро, пока все спали, на даче, где мы жили, проводил на большой террасе за чтением книг. Главной была книга Дарвина. На всю жизнь запомнились исполинские черепахи на Галапагосских островах. Из этой книги, вступительной статьи к ней и примечаний я узнал о потрясшей меня теории Дарвина. Я думаю, что увлечение в те годы палеонтологией было началом интереса к восстановлению прошлого и направления движения в нем, которое в конце концов привело к пожизненным занятиям реконструкцией праязыков и их развития в сравнительно-историческом языкознании. А еще позже я понял, что и построения, касающиеся происхождения и развития звезд и туманностей в космологии и астрофизике относятся к тому же стремлению постичь движение во времени и эволюцию.

В детстве озадачивал вопрос о возможном следующем этапе в эволюции человека. Вскоре это помогло мне понять исторический смысл компьютеров как продолжений левого полушария человека: к тому времени стала занимать эволюция мозга и его частей, хронологически друг от друга отличающихся.

Когда в отрочестве я стал писать стихи, любимой книге Дарвина, перечитывавшейся как Святое Писание и спасавшей от мрачности в годы разгула сталинского террора, посвятил двустишие: «В детстве Библия Бигля Спасала меня от гибели».

Цитата:
«Нередко я взбирался на спину к черепахам, и, после того как несколько раз слегка ударял по задней части их щита, они поднимались и ползли прочь, но мне уже было трудно сохранять равновесие»

Эмиль Паин

Социолог, этнограф, руководитель Центра по изучению ксенофобии и предотвращения экстремизма института социологии РАН

Книги:
Игорь Кон «Социология личности»

«Я хотел быть антропологом давно — по причине, так сказать, этнической озабоченности. Будучи евреем и живя в Киеве, с раннего детства я понимал, что это значит — быть меньшинством. В университете мне попалась книжка Игоря Кона «Социология личности». Издана она была маленьким форматом, в серии «Над чем работают философы», которую я читал и любил — на тот момент в России была целая плеяда замечательных философов. Социология была тогда в нашей стране совсем неизвестной наукой, и эта книга произвела на меня очень сильное впечатление.

В какой-то мере она если и не снизила мой интерес к этнографии, коей я уже вовсю занимался, то точно развернула меня в сторону социологии. В «Социологии личности» чувствовался какой-то удивительный интерес автора к предмету, и следить за ним было очень занимательно. По нынешним временам эту книгу назвали бы «обзором западной социологии»: никакой другой социологии, кроме западной, на тот момент не было. Автор — яркий человек, с живым языком, который умеет увидеть в перечне концепций квинтэссенцию. Прочитав эту книгу, я начал писать курсовые даже не по этносоциологии, а по социологии сельской местности. Помню, одна из первых работ была про то, как в одну деревню на Украине местный депутат завезла газовые плиты, но их никто не брал, а если и брали, то, например, хранили в них картошку, и только со временем эти плиты прижились. Я показывал, что сам по себе процесс внедрения технических новшеств недостаточен — требуется некая культурная привычка. В общем, это то, чем я занимаюсь до сих пор, и именно «Социология личности» Игоря Кона открыла для меня подобные социокультурологические сюжеты. А я до сих пор нахожусь на стыке этнографического и социологического».

Цитата:
«Свобода личности не сводится к тому, что каждый человек, хочет он того или нет, неповторимо своеобразен. Речь идет о гораздо большем: может ли личность, будучи продуктом общественных отношений, в то же время свободно, т. е. сознательно, выбирать жизненный путь?»

Теодор Шанин

Социолог, историк, борец за создание государства Израиль, профессор Манчестерского университета, президент Московской высшей школы социальных и экономических наук

Книги:
Лион Фейхтвангер «Иудейская война», Джек Лондон «Северные рассказы»

«В отрочестве, когда я начал читать по‑настоящему, больше всего на меня подействовали два автора — Джек Лондон и Лион Фейхтвангер. «Северные рассказы» Лондона, если хотите, помогли мне определить характеристики настоящего мужчины; «Еврейская война» Фейхтвангера обозначила для меня понимание связи истории и биографии.

Лондон и Фейхтвангер, конечно, очень разные писатели с очень разным подходом к жизни. Их нельзя сравнить, они как будто бы параллельны. Фейхтвангер — это общая картина истории, историческая повесть как форма выражения действительности, ее показа через биографию. Для меня это было ново: ничего подобного я ранее не читал. Что же касается характеристик «настоящего мужчины», то у Лондона есть какая-то особая романтичность в подходе к жизни, отношении к женщине, готовности делать вещи, которые, на первый взгляд, невозможно сделать».

Цитата:
«Иосиф никому не говорил о своих планах. Но все, что видел, слышал, переживал, все связывал он с предполагаемым исследованием. Надо было показать возможность понимания и Востока и Запада. Надо было заключить историю Маккавеев с их верой и чудесами в суровые рамки ясной формы, как того требовала школа новейших прозаиков»

Крис Фирт

Нейропсихолог, профессор Центра нейродиагностики при Лондонском университетском колледже, автор книг «Когнитивная нейропсихология шизофрении», «Мозг и душа: как физиология формирует наш внутренний мир»

Книги:
Филип К. Дик «Свихнувшееся время», «Мечтают ли андроиды об электроовцах?»

«В 1960-е годы, когда я писал диссертацию, я был безумным поклонником научной фантастики. Даже ходил на вечерние занятия по этому предмету. Моим любимым автором был Филип Дик. У него были такие странные названия: «Предпоследняя правда», «Продажа воспоминаний по оптовым ценам» и, конечно, лучшее — «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» (по которому потом сняли «Бегущего по лезвию бритвы»).

Главная тема всех произведений Дика — «все не то, чем кажется». Мы воспринимаем не реальный мир, а всего лишь фасад, за которым скрывается куда менее привлекательная реальность. Вот один из моих любимых отрывков, из романа «Свихнувшееся время» 1959 года: «Киоск распался на кусочки. На молекулы. Он видел эти молекулы — без цвета, без свойств, — которые раньше образовывали киоск. Он вгляделся и увидел то, что было вне киоска, за ним: холм, деревья, небо. Он увидел, как киоск просто перестал существовать — вместе с продавцом, кассовым аппаратом… На месте всего этого лежал листок бумаги. Он протянул руку и взял его. На листке крупными буквами было напечатано: КИОСК».

Та же самая идея была одной из центральных тем в моих исследованиях шизофрении. Откуда мне знать, что у вас галлюцинации, а то, что вижу я, и есть подлинная реальность? Это также стало темой моей книги «Мозг и душа»: все, что я могу знать о мире, является конструкцией моего мозга, сделанной на основе сырых, необработанных сигналов, которые получают мои органы чувств. Я не вижу киоска. То, что я получаю от своего мозга, — эквивалент листка бумаги из романа Дика.

Но я, конечно, куда оптимистичнее Дика — я верю, что эта реальность, постичь которую до конца мне не дано, вполне приятна. И, главное, я могу поделиться этим с другими людьми».

Цитата:
«Модулятор настроения, стоявший возле кровати, легко зажужжал и включил автосигнализатор, который разбудил Рика Декарда слабым, приятным электроимпульсом»

Сергей Гуриев

Экономист, ректор Российской экономической школы, автор книги «Мифы экономики: заблуждения и стереотипы, которые распространяют сми и политики»

Книги:
Пол Хейне «Экономический образ мышления»

«На меня огромное влияние оказала книга «Эконо­мический образ мышления» Пола Хейне, которую я прочитал в начале 1991 или в 1992 году. Материал в этом учебнике иллюстрируется примерами из повседневной жизни, из газет, и каждый читатель понимает, что ежедневно сталкивается с экономическими проблемами. Тем самым доказывается, что экономика имеет значение для любого индивидуального решения и общественного взаимодействия. Книга замечательна еще и тем, что учит использовать экономический инструментарий там, где без него, на первый взгляд, можно было бы и обойтись.

Почти каждый считает, что экономика — это только про деньги, но Хейне наглядно показывает, что самый дефицитный ресурс — время. Во многом благодаря Хейне я определил для себя, что экономику можно использовать в решении самых разных проблем: так, я исследую удовлетворенности жизнью и политической системой, притоки рабочей силы и контракты. Казалось бы, такие вещи больше подходят социологу, но в них можно найти экономические проблемы. Конечно, Хейне не был первым, кто обратил внимание на связь экономики и повседневной жизни, но как учебник его книга написана лучше всего, что я читал, и я очень рад, что она мне попалась на глаза».

Цитата:
«Экономическая теория вовсе не утверждает, что люди — эгоисты, или что они чересчур материалистичны, с ограниченным кругозором, интересуются только деньгами и не чувствительны ко всему остальному. Все зависит от того, как они сами понимают свои интересы»

Валерий Савченко

Врач, гематолог, директор НИИ трансплантации костного мозга и молекулярной гематологии гематологического научного центра, член-корреспондент РАМН, автор книг «Острый промиелоцитарный лейкоз», «Лечение острых лейкозов»

Книги:
Артур Шопенгауэр «Мир как воля и представление»

«Я боюсь показаться пижоном или занудой, но дело в том, что когда-то давно, в возрасте 17−18 лет, я стал обладателем очень старого собрания Шопенгауэра с трудами «Свобода воли и основы морали» и «Мир как воля и представление». Меня тогда восхитила, с одной стороны, абсолютная точность мысли Шопен-гауэра, а с другой — совершенная независимость мышления. Навер-ное, это похоже на то, как ведут себя врачи. В «Свободе воли и основе морали» он разбирает основные позиции человеческого волеизъявления, находя в каждом из них эгоцентрическое начало — любовь, добродетель…

Основная мысль в том, что сострадание является единственным не эгоцентрическим движением воли человека: аристократ идет к раненому, когда у него болит душа. И я, как ученый-медик, эту точку зрения полностью разделяю. Тебе больно, когда больно другому. Это единственное чистое, незапятнанное проявление человеческой воли и свойств человека. В труде «Мир как воля и представление» поражает фантастическая энциклопедичность и элементы предвидения в науке. С моей точки зрения, этот труд скорее антропологический, нежели философский, можно открыть любую страницу и цитировать ее бесконечно.

Одну фразу Шопенгауэра я цитирую особенно часто: он написал, что «существуют родоначальные клетки» и «кровь и сосуды имеют цитивное происхождение». Потому что, если нечто находится в чем-то, то есть кровь находится в сосуде, то, по идее Шопенгауэра, должен быть тканевой предшественник. Гениальное, черт возьми, предвидение. Прочитав это, я понял, что, во‑первых, до нас все было не менее, а может, и более изящно, а во-вторых, что мы должны обеспечить игру ума и воображения и в будущем. Эти книги были подарком моего друга Михаила Берченко. Мы вместе учились на первом курсе. Миша был удивительным студентом, с удивительной памятью и множественными талантами. Он помогал одному букинисту в оценке раритетов, а тот в благодарность дарил ему книги. Мой Шопенгауэр как раз от этого букиниста, и он абсолютно уникален: издание 1847 года, немецкая точность, практически подстрочный, как тогда было принято, перевод, желтые страницы. Миша Берченко в скором времени перестал учиться в нашем институте — говорят, сейчас он известный антиквар.

А мы были дружны — в те годы люди находили друг друга довольно быстро, и мы увлекались философией, что в то время, впрочем, было не очень принято».

Цитата:
«Один и тот же характер или одна и та же индивидуально определенная воля живет во всех потомках одного рода, от родоначальника и до его современного представителя. Но в каждом из них воле придан другой интеллект, другая степень и другой способ познания»

Константин Северинов

Микробиолог, профессор Университета Ратгерса, руководитель группы регуляции экспрессии генов мобильных элементов прокариот Института молекулярной генетики РАН, заведующий лабораторией молекулярной генетики микроорганизмов Института биологии гена РАН

Книги:
Гюнтер Стент, Ричард Кэлиндар «Молекулярная генетика»

«Книгой, которая оказала решающее влияние на мое развитие как ученого, является учебник по молекулярной генетике Гюнтера Стента и Ричарда Кэлиндара. Его основное отличие от большинства учебников в том, что все основные факты молекулярной генетики и биологии представляются не как сумма данных, а как продукт интерпретации результатов экспериментов, проведенных конкретными учеными. Это делает учебник очень трудным для понимания, но если удается преодолеть «активационный барьер» и вчитаться, книга становится крайне увлекательной: можно только силою мысли стать «соучастником» большинства основных экспериментов, на которых построено все здание современной биологии.

Из-за этой книги я чуть не вылетел из МГУ. Большую часть первого семестра мучился с нею, многократно прочитывая описание каждого эксперимента и пытаясь понять смысл отдельных фраз. Когда понимание наконец приходило, я испытывал чувство, подобное эйфории. Беда была в том, что, сидя в общежитии и читая книгу, я забросил посещение университета — к началу сессии набрал больше 150 часов пропусков. Меня должны было отчислить, но к сессии допустили, я ее сдал на все пятерки, и выгонять меня стало как-то не с руки. Я же, вдохновленный новым знанием, пошел к Институту молекулярной биологии. Я бросался на всех мало-мальски бородатых и очкастых людей, спрашивая их, не нужен ли им кто-нибудь (я) в лабораторию.

Гораздо позже волею судеб я познакомился с переводчиком этой книги, профессором Вадимом Георгиевичем Никифоровым, и стал его учеником и другом. Потом, уже в США, я стал коллегой и другом Рича Кэлиндара. Я познакомился с большинством ученых, классические эксперименты которых были описаны в книге. С некоторыми у нас даже есть совместные работы. Они замечательные ученые и очень хорошие, интересные и доступные люди. Академическая чванливость — к сожалению, очень русское явление. А мне, начинающему ученому, который оказался в США в 1991 году, было крайне странно обсуждать научные проблемы с авторами экспериментов, на понимание которых я потратил так много времени, сидя на 15-м этаже ДАСа (Дом аспирантов и студентов. — Esquire) МГУ в черненковской Москве, играть с ними в сквош, пить пиво. Я бы очень хотел, чтобы как можно больше российских студентов испытали это чувство. Мои лекции и семинары по стилю очень сильно связаны с книгой Стента и Кэлиндара. Конечно, темы изменились, но методология, способы формулировки научных гипотез, их экспериментальной проверки и радость от редких прорывов и удач — остались».

Цитата:
«Мендель сделал блестящий вывод, который следует отнести к числу наиболее значительных вкладов в наши знания о природе. Он заключил, что растения гороха содержат и передают потомству наследственные признаки в виде дискретных единиц»

Аскольд Хованский

Математик, профессор Университета Торонто, главный научный сотрудник Института системного анализа РАН, автор книг «Комплексный анализ», «Теория Галуа, накрытия и римановы поверхности»

Книги:
Ганс Радемахер, Отто Теплиц «Числа и фигуры: опыты математического мышления»

«В детстве мне в голову приходили разные мысли: я рисовал маслом, одно время хотел быть физиком, мерил силу притяжения Земли при помощи маятника, а при помощи дифракционных решеток на грампластинках и линейки мерил длину световых волн. Но постепенно я все это бросил: не стал физиком, совершенно не рисую, а с 12 лет все больше и больше занимаюсь математикой.

Классе в шестом мой замечательный дядя, один из основоположников кибернетики Алексей Андреевич Ляпунов, подарил мне «Числа и фигуры: опыты математического мышления» Ганса Радемахера и Отто Теплица. Эта книга прошла через всю мою жизнь. Радемахер и Теплиц — крупные, известные математики: первый занимался топологией, второй — функциональным анализом. Но «Числа и фигуры» написаны для начинающих, и написаны просто мастерски. Это одна из лучших популярных книг по математике, прежде всего потому, что это самая настоящая наука — не Яков Перельман, не анекдоты, а чистая математика. Книжка состоит из этюдов, даже новелл, которые можно и нужно читать совершенно отдельно.

Даже сейчас, будучи 63-летним профессором математики, я использую теоремы, которые прочел у Радемахера и Теплица, в своих курсах. Там, например, есть такая теорема: из всех фигур на плоскости, ограниченных кривой заданной длины, наибольшая площадь ограничивается окружностью. Классическая теорема, «изопериметрическое неравенство». В «Числах и фигурах» она доказана невероятно изящно. По духу эта проблема такова, что даже студенты первого курса университета ее понять не могут, поскольку требуется более высокий уровень математики. Ганс Радемахер и Отто Теплиц объясняют ее школьникам, и это, конечно, произвело на меня, в мои 12 лет, глубокое впечатление. Правда, в «Числах и фигурах» доказана только чистая половина теоремы — вторую половину я доказал сам.

Временами люди, с математикой не знакомые, задают мне такой вопрос: «Как? Ты еще что-то там придумываешь? Разве древние греки всю математику не закончили?» Ответ: «Нет». В математике делается море открытий, и они не обязательно должны представлять тома формул — часто это ясные, четкие, красивые рассуждения того же толка, что в «Числах и фигурах». Эта книга передает дух математики. Математика, прежде всего, должна быть красивой и глубокой. Если некрасиво, то и не хочется, а если неглубоко, то это скорее анекдот, а не наука. И красота, и глубина в этой книге, безусловно, есть».

Цитата:
«Задачу, которая оказалась под силу любому мыльному пузырю, попытаемся решить и мы, хотя бы и в значительно более скромных масштабах, не в пространстве, а всего лишь в двух измерениях»

Шон Кэролл

Физик-теоретик, астрофизик, профессор Калифорнийского технологического института, автор книг «От бесконечности досюда», «Космическое время и геометрия: введение в общую теорию относительности»

Книги:
Джордж Гамов «Раз, два, три… бесконечность»

«Я принадлежу к той счастливой породе людей, которые поняли, чем они хотят заниматься, к десяти годам. Но как, спросите вы, столь юное дитя могло набрести на теоретическую физику и космологию? Ответ прост: читая правильные книги, а в особенности — классическую книгу 1947 года «Раз, два, три… бесконечность» Джорджа Гамова (советский физик, академик Георгий Антонович Гамов эмигрировал в США в 1933 году. — Esquire). Гамов первым объяснил альфа-распад, помог в развитии теории большого взрыва, а потом ушел в сторону молекулярной биологии. Но, наверное, его самый значительный, вечный вклад в науку — это серия популярных книг с его собственными, весьма забавными, иллюстрациями.

К несчастью, таких больше не делают. «Раз, два, три… бесконечность» начинается с чистой математики, в частности — с, наверное, самого ясного в мире объяснения того, что такое трансфинитные числа. Потом идут теория относительности, квантовая механика, атомная физика и так далее. Все эти материи объясняются с помощью уравнений уровня старшей школы — ход, на который едва ли решится современный издатель. Гамов задает невозможно высокий стандарт: он углубляется в сложные объяснения самых передовых идей, сохраняя при этом полное уважение к интеллекту читателя и умудряясь делать свои объяснения очень увлекательными».

Цитата:
«Нули можно дописывать, пока рука не устанет, и даже написать число, превосходящее число атомов во вселенной (300 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000)»

Борис Афанасьев

Врач-онколог, директор Института детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой при СПБГМУ, соавтор книг «Родоначальные клетки человека», «Лейкопении»

Книги:
Василий Аксенов «Коллеги» Джеймс Уотсон «Двойная спираль. Воспоминания об открытии структуры ДНК»

«Те, кто учился медицине в 1960-е годы, хорошо знают роман Аксенова «Коллеги». Несколько друзей, едва закончивших медицинский институт, едут по распределению в маленький провинциальный городок. Очень многие девочки и мальчики благодаря этой книге и снятому по ней фильму обратили внимание на профессию врача. После ее выхода конкурсы в медицинский были огромные — 13−14 человек на место.

Что же касается, собственно, изучения медицинской науки, то я бы назвал «Двойную спираль» Джеймса Уотсона, который вместе с Фрэнсисом Криком открыл структуру ДНК. Это популярная книга об истории открытия — конкуренции молодых ребят Крика и Уотсона с группой химика Лайнуса Полинга и другими учеными. Крик и Уотсон победили, их открытие перевернуло науку, и медицина стала приобретать солидную теоретическую основу. Медицина — не то наука, не то искусство, не то ремесло, в ней много эмпирики и довольно мало научной базы. У меня был выбор: быть химиком или идти в медицину. Я выбрал второе. На первых курсах медицинского института науки почти нет, но когда мы приблизились к структурам ДНК, я почувствовал интерес. Да и сейчас моя работа связана, конечно, с ДНК и генами».

Цитата:
«К полудню следующего дня от моей схемы не осталось камня на камне. Против меня был тот неприятный химический факт, что я выбрал не те таутомерные формы Гуанина и Тимина»

Мариан Стэмп Докинз

Зоолог, профессор Оксфордского университета, автор книг «Страдания животных: наука о животном благоденствии», «Только нашими глазами? в поисках сознания у животных», «Жизнь с эгоистичным геном»

Книги:
Конрад Лоренц «Кольцо царя Соломона» Николаас Тинберген «Мир серебристой чайки»

«Я с точностью помню год, когда поняла, что больше всего в жизни хочу изучать поведение животных. Мне было 11 лет, и к нам приехали гости, а это означало, что мне нужно было эвакуироваться из моей комнаты в крошечную каморку под крышей. Вместе со мной туда должно было перебраться максимальное количество животных, обитавших в моей комнате. Аквариум можно было оставить, а вот остальным — палочникам, шелкопрядам и, главное, известным своей бурной ночной жизнью хомякам — надо было выметаться. Мне все это очень не понравилось, и в отместку я решила оставить в комнате хомяков, припрятав их в укромном месте. Той ночью, кутаясь в одеяло в своем чулане, я испытывала извращенную радость от мучений, которые выпали на долю нашего гостя, но и сама не могла сомкнуть глаз — волновалась за хомяков. Как оказалось, я явно недооценила гостя — некоего Леонарда Уайта, служащего казначейства Ее Величества.

Через два дня после того, как он уехал, я получила посылку — книгу с дарственной надписью: «Мариан, от любителя животных — любителю животных». Это было «Кольцо царя Соломона» Конрада Лоренца, книга, полная захватывающих рассказов о жизни и поведении не только хомяков, но и водяных полевок, галок, гусей… Ее главная мысль в том, что, если вы готовы терпеливо смотреть и слушать, вы сможете войти в мир этих животных и общаться с ними на их собственном языке. Все вокруг — родители, дядюшки, тетушки, учителя в школе — говорили мне, что исследовать поведение, психологию и сознание животных невозможно, потому что они не являются «подобающими» объектами для изучения. Отчаявшись, я решила, что стану ветеринаром и заселю свой дом всевозможными животными — как Лоренц. Потом, когда мне было 14 лет, мне в руки — на этот раз в библиотеке — попалась книга «Мир серебристой чайки» голландца Нико Тинбергена.

Если судить по количеству времени, которое он провел среди чаек, люди в Голландии смотрели на изучение поведения животных несколько иначе, чем мое окружение. Поначалу я даже не поняла, что большую часть наблюдений он делал на севере Англии. Но когда я возвращала книгу в библиотеку, мой взгляд упал на одно небольшое предложение на суперобложке, и меня словно током ударило: Тинберген читает лекции в Оксфордском университете. К моему изумлению, я обнаружила, что можно пойти в Оксфорд, три года читать книжки, получить степень по зоологии и слушать Нико Тинбергена. Так я и сделала. И это был мой рай».

Цитата:
«У меня есть все основания верить, что Соломон мог беседовать с животными и даже без помощи волшебного кольца, обладание которым приписывает ему легенда. Я сам могу делать то же самое, не прибегая к магии»

Источник

Полиглот Като Ломб: Как выучить любой язык

Венгерская переводчица и писательница Като Ломб знала 16 языков, почти все выучила самостоятельно и постоянно знакомилась с новыми — например, за иврит взялась уже в 80 лет. При этом она была уверена, что нельзя делить людей на тех, кому новые языки даются легче, и тех, кому это недоступно.

Публикуем отрывок из ее книги «Как я изучаю языки. Заметки полиглота», где на примере несуществующего азильского она делится своим универсальным методом:

с чего начать,
как не бросить и не умереть от скуки в процессе,
чего нельзя делать ни в коем случае.

Предположим, я хочу изучить азильский язык. Такого языка, конечно, не существует. Придумала я его в этот самый момент, чтобы обобщить и подчеркнуть единство моего подхода.

Для начала я пускаюсь на поиски достаточно толстого азильского словаря. Я никогда не покупаю маленьких словарей: опыт — не только мой! — показывает, что они быстро становятся ненужными, все равно приходится искать большой словарь. Если не могу достать азильско-венгерского словаря, то пытаюсь раздобыть азильско-английский, азильско-русский и т. п.

Сначала использую этот словарь как учебник. Изучаю по нему правила чтения. В каждом языке (а следовательно, и в каждом словаре) есть достаточно большое количество международных слов. И чем больше словарь, тем их больше. Названия наций, стран, городов (главным образом тех, что поменьше, названия которых не искажены так называемой традицией, то есть частым употреблением), а также «надъязыковая» терминология науки раскрывают передо мной все отношения между буквой и звуком в азильском языке. (Помню, что в русско-английском словаре, купленном мной в 1941 году, я прежде всего отыскала мое имя — Екатерина.)

Слова не учу, только рассматриваю их: считаю буквы и звуки, измеряю их длину, как если бы речь шла о кроссворде. Пока я разбираюсь с правилами чтения, словарь открывает мне и другие «секреты» языка:

начинаю подмечать, с помощью каких средств образуются от одного корня различные части речи,
как глагол становится существительным, существительное — прилагательным, прилагательное — наречием и т. д.

Это только проба на язык, на вкус, на осязание. Первое сближение с языком, чтобы потом подружиться.

Вместе со словарем или сразу вслед за ним покупаю учебник и художественную литературу на азильском языке. Так как я Средний Учащийся, то есть должна обучать сама себя, покупаю учебники с ключом, такие, в которых содержится правильное решение задач. Прочитываю один за другим уроки и делаю все упражнения. Пишу «просторно», чтобы осталось место для исправлений. Смотрю в «ключ» и правильное записываю над моими неверными вариациями. Таким образом получаю наглядную «историю моей глупости».

Ругаю себя за совершенные ошибки и тут же себя прощаю (это очень важно: смотри ниже десятую заповедь!). В тетради оставляю всегда столько места, чтобы рядом с неправильными, искаженными словами и фразами написать пять-шесть правильных. Это помогает усвоить верные формы.

Так как проработка учебника — занятие довольно скучное, развлечение, как говорят, ниже среднего, уже в самом начале принимаюсь за чтение азильских пьес или рассказов. Если мне удалось достать адаптированные тексты, то читаю их. Если нет, беру любое литературное произведение. Приобретаю всегда минимум пару в надежде, что одно из двух окажется более понятным. Слишком современную литературу стараюсь не читать, потому что иногда не понимаю ее и по-венгерски.

Итак, безотлагательно принимаюсь за общедоступное по изложению и содержанию. Путь от непонимания через полупонимание к полному пониманию для взрослого человека — волнующий, интересный туристский маршрут, достойный развитости его духа. Прочтя книгу и прощаясь с ней, хвалю себя за выдержку и упорство.

При первом прочтении выписываю только те слова, которые поняла, то есть те, значение которых я смогла понять по контексту. Конечно, не в изолированном виде, а создавая для каждого свой небольшой контекст. Только когда читаю книгу во второй, а то и в третий раз, выписываю все остальные незнакомые слова. Впрочем, нет, не все, а только те, которые сродни мне, моей личности, которыми я пользуюсь в своей родной венгерской речи или которые я хорошо понимаю (ведь не всеми же словами мы обычно пользуемся и не все — что греха таить! — хорошо понимаем). И ко всем словам, которые я выписываю, обязательно присовокупляю «куст», «семью» (материал для «куста» можно найти в самой книге или словаре).

Говорить на иностранном языке — это вопрос привычки. В том смысле, что умный человек дотягивается лишь на ту высоту, на какую позволяет ему его рост или потолок его знаний

Однако все это еще не учит важнейшему из уже многократно упомянутых четырех языковых навыков — «пониманию устной речи». Проработав и прилежно переписав учебник, я все еще не получила достаточно правильного представления о произношении. Поэтому еще в самом начале знакомства с азильским языком один-два часа я посвящаю «картографированию эфира». Узнаю, когда и на каких волнах я могу слушать по радио передачи на азильском языке.

Предположим, Будапештское радио дает свои передачи в эфир на семи языках, Московское — более чем на 70, Пражское — на 17; хорошо слышны радиостанции соседних или недалеко лежащих государств. Так что в этом наборе азильский язык попадется обязательно. В последних известиях содержатся, как известно, важнейшие события дня. Хотя они и подбираются с учетом интересов жителей Азилии, в общем, они все же мало отличаются от передачи последних известий на других языках. Поэтому для учебы и самоконтроля понимания я всегда прослушиваю в тот же день последние известия и на венгерском или на каком-либо другом, мне понятном. Таким образом, я получаю в руки нечто вроде ключа или даже словаря, если угодно.

Если во время прослушивания азильскоязычного сообщения я слышу незнакомое слово (вначале, как правило, очень много незнакомых слов, так что записываю те, которые успеваю, и по возможности без ущерба для внимания к речи), то отмечаю его в тетрадке и после передачи отыскиваю в словаре. Немедленно. Потому что в памяти сохраняется еще контекст этого слова. Контекст же помогает и в том случае, если слово услышано неправильно (что случается довольно часто). И если после всего этого слово отыскать в словаре удалось, то ощущение удовлетворения с лихвой вознаграждает за труд.

Потом — не сразу, а через один-два дня — лексику, полученную из эфира, записываю в чистовой словник. Эту расстановку во времени рекомендую потому, что таким образом я вынуждаю себя освежить, повторить начинающие уже ускользать из памяти знания.

Раз в неделю записываю передачу на магнитофон и запись храню до тех пор, пока не прокручу ее несколько раз и не выжму из нее все возможное на данный момент. Обычно прежде всего сосредоточиваю внимание на произношении. И часто попадаются слова, которые я знаю уже из книг, но которые я не узнала сразу, потому что имела неправильное представление об их фонетическом образе; происходит, таким образом, повторное знакомство.

Стремлюсь, конечно, разыскать преподавателя, который может дать мне основы азильского языка. Удача, если удается найти профессионального педагога. Но если нет, ищу знакомства с носителем языка, с учащимся или специалистом, приехавшим в нашу страну на длительный период.

С большим удовольствием беру уроки у женщин, чем у мужчин. Наверное, потому, что у женщин язык подвешен лучше — беседовать с ними легче, как легче находить и контакт. (В самом деле, в чем причина этого испокон веков известного явления?)

От своего преподавателя азильского языка жду, в свою очередь, того, чего не могу получить ни от книг, ни от радио:

1) возможности договориться о более медленном темпе речи, чтобы уловить как можно больше слов;

2) возможности исправления моего собственного азильского на основе заданий, прилежно выполняемых мною к каждому уроку.

Вначале я пишу, что придет в голову, потому что это легче. Часто — отдельные словосочетания, в которые ввожу виденные или слышанные новые слова, грамматические формы. Исправления позволяют мне проверить, правильно ли я поняла значения слов, их роль в предложении. И затем начинаю переводить. Заранее данный текст так или иначе принуждает к тому, чтобы пользоваться уже не хорошо известными словами и формами, а менее определенными, к которым меня вынуждает жесткая, неумолимая обстановка перевода. В противоположность многим профессиональным преподавателям языка я разделяю мнение Иштвана Понго, который в переводе — точнее, в переводе на иностранные языки — видит лучшее и эффективнейшее орудие закрепления знаний.

Неисправленная ошибка опасна! Повторяя неправильные формы, мы запоминаем их, и избавиться от них потом очень трудно. Письменный перевод, как энтомолог насекомых, накалывает наши ошибки на булавку, кладет их под микроскоп. А услышанное, как говорится, в одно ухо влетает, а в другое вылетает.

Многие годы водила я по Будапешту китайские делегации, и в программе осмотра города всегда была площадь Героев. По крайней мере раз пятьдесят сказала я в общей сложности, что в центре площади прижатые друг к другу венки обозначают могилу Неизвестного солдата. Это сочетание я переводила слово в слово. И никто никогда меня не исправил: гости, конечно, не обязаны учить. Спустя несколько лет, когда я получила из Пекина стилистическую правку моего перевода туристического буклета, выяснилось, что по-китайски говорят: могила Безымянного героя.

Несколько лет назад я работала в Англии с очень приятным, образованным коллегой-переводчиком. Едва мы только познакомились, как я сразу же попросила его исправить мои ошибки. А через три недели, при прощании, я упрекала его в том, что он не исправил ни одной ошибки. Неужели я ни одной не сделала? «О, как же, и еще сколько! — ответил он на мой вопрос. — Только, знаете ли, мы англичане, настолько привыкли к ошибкам иностранцев, что в нас выработался автоматический механизм их исправления. И пока сказанное дойдет до сознания, оно имеет уже правильную форму».

Другой случай был довольно забавным и полной противоположностью предыдущему. Один из ведущих политиков дружественного соседнего с Венгрией государства давал ужин в честь нескольких сотен иностранных гостей. Торжественный тост он произнес, к сожалению, на родном языке, в котором я очень слаба. Мои смутные представления о дипломатическом протоколе подсказали мне, что ответную речь я должна переводить именно на этот язык. Никогда не забуду добросердечного хозяина, который во время перевода то и дело меня останавливал, обращал мое внимание на сделанные ошибки, исправлял их, да к тому же объяснял, почему надо говорить так, а не иначе! Это было для меня лучшим подарком. И я тоже никогда не упускаю случая поучить тех, кто взялся за изучение моего родного венгерского.

Хотела бы подчеркнуть еще одно преимущество письменного перевода по сравнению с устной речью. Говорить на иностранном языке — это вопрос привычки, я бы даже сказала, рутины. В том смысле, что умный человек дотягивается лишь на ту высоту, на какую позволяет ему его рост или потолок его знаний. И ничего зазорного в этом нет. Беда вот только, что, если выкручиваешься и маневрируешь лишь наличными знаниями, не растет словарный запас, не обогащается синтаксический арсенал. Портье требуется знать 50–60 предложений, но знать их безупречно. Среднему Учащемуся следует знать в сотни раз больше. Один мой французский коллега остроумно заметил: «В беседе говори что знаешь, а в переводе умей то, что нужно».

Те, у кого хватило терпения прочесть до конца мои соображения в связи с азильским языком, заметят в них, вероятно, отсутствие двух моментов. В любом более или менее солидном своде рекомендаций по изучению иностранного языка говорится, что, помимо всего прочего, необходимо основательно познакомиться с историей, географией, экономикой, культурой, искусством и литературой, скажем, той же Азилии. Такое знакомство еще более приближает нашу цель: максимально глубокое и широкое знакомство с иностранным языком. И все же, несмотря на всю полезность этого, приобретением или преподнесением вышеупомянутых знаний увлекаются чрезмерно.

Многие заблуждаются, думая, что пребывание в стране автоматически даст знание языка этой страны. Тот, кто до поездки ничего не знал, вернется домой с девственной головой

И второе. Рекомендуют обязательно поехать в Азилию, ибо без практики в стране овладеть ее языком в совершенстве якобы почти невозможно. Стараться поехать, конечно, надо, но я бы не сказала, что пребывание в стране — обязательное условие для хорошего владения языком.

Многие заблуждаются, думая, что пребывание в стране автоматически даст знание языка этой страны. В языковой среде к нам, возможно, и приклеится пара разговорных оборотов, два-три десятка слов, выражений, но не больше. Во всяком случае не больше, чем мы сможем выучить дома за то же самое время. Ни случайные беседы с азильцами, ни сравнительное исследование магазинных витрин, ни простое вслушивание в речь не откроют нам пути к азильскому языку. Но вслушивание со словарем в руках — да! Кроме того, местные газеты всегда содержат объявления о том, где и когда открывается выставка, организуется экскурсия, читается лекция в местном отделении азильского общества по распространению знаний. Всякий раз, попадая за границу, я стараюсь побывать везде, где только возможно. Особенно хорошее средство для изучения языка — хождение в кино. Во время одного из моих визитов в Москву я поставила своеобразный рекорд: за три недели я побывала в кино 17 раз. Идеально было бы, конечно, постоянно и тесно общаться с азильцами, имеющими родственный или тот же круг интересов. Особенно с теми, кто согласен взять на себя труд по исправлению ошибок нашей речи. Только в таком случае заграничная поездка принесла бы пользу для изучения языка.

Другим фактором, определяющим языковую полезность путешествия, является уровень наших знаний во время пребывания за границей. Минимальную пользу поездка за границу приносит тем, кто имеет по изучаемому языку единицу и пятерку. Тот, кто до поездки ничего не знал, вернется домой с девственной головой. А тому, кто язык знал очень хорошо, заметить улучшения будет очень трудно. Хорошие результаты проявятся, пожалуй, только у «троечников».

Свой опыт от странствий по просторам иностранных языков я обобщила в десяти заповедях или рекомендациях тем, кто по-настоящему, а не кокетничая, не заигрывая, хочет овладеть иностранным языком.

I. Занимайся языком ежедневно. Если уж совсем нет времени, то хотя бы десять минут. Особенно хорошо заниматься по утрам.

II. Если желание заниматься слишком быстро ослабевает, не форсируй, но и не бросай учебу. Придумай какую-нибудь иную форму: отложи книгу и послушай радио, оставь упражнения учебника и полистай словарь и т. д.

III. Никогда не зубри, не заучивай ничего по отдельности, в отрыве от контекста.

IV. Выписывай вне очереди и заучивай все «готовые фразы», которые можно использовать в максимальном количестве случаев.

V. Старайся мысленно переводить все, что только возможно: промелькнувшее рекламное табло, надпись на афише, обрывки случайно услышанных разговоров. Это всегда отдых, даже для уставшей головы.

VI. Выучивать прочно стоит только то, что исправлено преподавателем. Не перечитывай собственных неисправленных упражнений: при многократном чтении текст запоминается невольно со всеми возможными ошибками. Если занимаешься один, то выучивай только заведомо правильное.

VII. Готовые фразы, идиоматические выражения выписывай и запоминай в первом лице, ед. ч. Например: I am only pulling your leg (Я тебя только дразню). Или: Il m’a posе ‘ un lapin (Он не пришел на назначенную встречу).

VIII. Иностранный язык — это крепость, которую нужно штурмовать со всех сторон одновременно: чтением газет, слушанием радио, просмотром недублированных фильмов, посещением лекций на иностранном языке, проработкой учебника, перепиской, встречами и беседами с друзьями — носителями языка.

IX. Не бойся говорить, не бойся возможных ошибок, а проси, чтобы их исправляли. И главное, не расстраивайся и не обижайся, если тебя действительно начнут поправлять.

X. Будь твердо уверен в том, что во что бы то ни стало достигнешь цели, что у тебя несгибаемая воля и необыкновенные способности к языкам. А если ты уже разуверился в существовании таковых — и правильно! — то думай, что ты просто достаточно умный человек, чтобы овладеть такой малостью, как иностранный язык. А если материал все-таки сопротивляется и настроение падает, то ругай учебники — и правильно, потому что совершенных учебников нет! — словари — и это верно, потому что исчерпывающих словарей не существует, — на худой конец, сам язык, потому что все языки трудны, а труднее всех — твой родной. И дело пойдет.опубликовано econet.ru

6 советских загадок на логику и внимательность в картинках

За правильное решение этой головоломки, абитуриенты некоторых ВУЗов в СССР зачислялись, минуя экзамены. Даже в наше время эта загадка считается одним из лучших способов тестирования внимания и логики мышления.

Ну что, приступим!

Загадка на логику про туристов

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

Сколько туристов живет в этом лагере?
Когда они сюда приехали: сегодня или несколько дней назад?
На чем они сюда приехали?
Далеко ли от лагеря до ближайшего селения?
Откуда дует ветер: с севера или юга?
Какое сейчас время дня?
Куда ушел Шура?
Кто вчера был дежурным (назовите по имени)?
Какое сегодня число какого месяца?

Ответы:

Четверо. Если присмотреться, можно заметить: столовых приборов на 4 персоны, и в списке на дежурство — 4 имени.
Не сегодня, судя по паутине между деревом и палаткой, ребята приехали несколько дней назад.
На лодке. Около дерева стоят весла.
Нет. На картинке есть курица, значит, где-то рядом селение.
С юга. На палатке есть флажок, по которому можно определить, откуда дует ветер. На картинке есть дерево: с одной стороны ветки короче, с другой длиннее. Как правило, у деревьев с южной стороны ветки длиннее.
Утро. По предыдущему вопросу мы определили, где север-юг, теперь можно понять, где восток-запад, и посмотреть на тени, которые отбрасывают предметы.
Он ловит бабочек. Из-за палатки виден сачок.
Коля. Сегодня Коля что-то ищет в рюкзаке с буквой «К», Шура ловит бабочек, а Вася фотографирует природу (потому что из рюкзака с буквой «В» виден штатив от камеры).
Значит, сегодня дежурит Петя, а вчера, согласно списку, дежурил Коля.
8 августа. Судя по списку, раз сегодня дежурит Петя, то число — 8. А поскольку на поляне лежит арбуз, значит, август.

Загадка на логику про туристов в поле

По статистике правильно отвечают на все вопросы только 7% .

Загадка действительно очень сложная, чтобы правильно ответить на все вопросы нужно разбираться в некоторых аспектах, и конечно нужно подключить логику и внимательность. Загадка осложняется еще не очень качественным изображением. Желаю успеха.

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

Давно ли ребята занимаются туризмом?
Хорошо ли они знакомы с домоводством?
Судоходна ли река?
В каком направлении она течёт?
Какова глубина и ширина реки на ближайшем перекате?
Долго ли будет сохнуть бельё?
Намного ли вырастет ещё подсолнух?
Далеко ли от города разбит лагерь туристов?
Каким транспортом добирались сюда ребята?
Любят ли в этих местах пельмени?
Свежая ли газета? (Газета датирована 22 августа)
В какой город летит самолёт?

Ответы:

Очевидно, недавно: опытные туристы в ложбине палатку не станут разбивать.
По всей вероятности, не очень: рыбу с головы не чистят, пуговицу пришивать слишком длинной ниткой неудобно, перерубать ветку топором надо на чурбачке.
Судоходна. Об этом говорит стоящая на берегу навигационная мачта.
Слева направо. Почему? Смотри ответ на следующий вопрос.
Навигационный знак на берегу реки устанавливается строго определенным образом. Если смотреть со стороны реки, то справа по течению подвешиваются знаки, показывающее ширину реки на ближайшем перекате, а слева — знаки, показывающие глубину. Глубина реки равна 125 см (прямоугольник 1 м, большой круг 20 см и малый круг 5 см), ширина реки — 30 м (большой круг 20 м и 2 малых по 5 м). Такие знаки устанавливаются за 500 м до переката.
Недолго. Есть ветер: поплавки удочек отнесло против течения.
Подсолнух, очевидно, сломан и воткнут в землю, так как «шляпка» его не обращена к солнцу, а сломанное растение больше расти не будет.
Не далее 100 км, на большем расстоянии теле антенна была бы более сложной конструкции.
У ребят есть, по всей вероятности, велосипеды: на земле лежит гаечный велосипедный ключ.
Нет. Здесь любят вареники. Мазанка, пирамидальный тополь и большая высота солнца над горизонтом (63° — по тени от подсолнуха) показывают, что это украинский пейзаж.
Судя по высоте солнца над горизонтом, дело происходит в июне. Для Киева, например, 63°— наибольшая угловая высота солнца. Это бывает лишь в полдень 22 июня. Газета датирована августом — стало быть, она, по крайней мере, прошлогодняя.
Ни в какой. Самолет производит сельскохозяйственные работы.

Загадка, которую предлагали второклашкам прошлого века

Вот такую задачку в 60-е годы прошлого века предлагали решить ученикам второго класса.

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

Вверх или вниз по течению реки идет пароход?
Какое время года здесь изображено?
Глубока ли река в этом месте?
Далеко ли пристань?
На правом или левом берегу реки она находится?
Какое время дня показал на рисунке художник?

Ответы:

Деревянные треугольники, на которых укреплены бакены, всегда направлены против течения. Пароход плывет вверх по реке.
На рисунке показана стая птиц; они летят в виде угла, одна его сторона короче другой: это журавли. Стайный перелет журавлей бывает весной и осенью. По кронам деревьев на опушке леса можно определить, где юг: они всегда разрастаются гуще на той стороне, которая обращена к югу. Журавли летят в южном направлении. Значит, на рисунке изображена осень.
Река в этом месте мелка: матрос, стоя на носу парохода, шестом измеряет глубину фарватера.
Очевидно, пароход причаливает к пристани: группа пассажиров, взяв вещи, приготовилась сойти с парохода.
Отвечая на 1-й вопрос, мы определили, в какую сторону течет река. Чтобы указать, где правый, а где левый берег реки, надо стать, повернувшись лицом, по течению. Мы знаем, что пароход причаливает к пристани. Видно, что пассажиры приготовились выходить на ту сторону, откуда вы смотрите на рисунок. Значит, ближайшая пристань находится на правом берегу реки.
На бакенах — фонари; ставят их перед вечером и снимают рано утром. Видно, что пастухи гонят стадо в селение. Отсюда приходим к выводу, что на рисунке показан конец дня.

Загадка про мальчика и папу в квартире

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

В какое время года показана эта квартира?
В какой месяц?
Ходит ли теперь в школу мальчик, которого вы видите, или у него каникулы?
Есть ли в квартире водопровод?
Кто живет в этой в квартире кроме отца и сына, которых вы видите на рисунке?
Какова профессия отца?

Ответы:

Квартира показана зимой: мальчик в валенках; печка истоплена,— на это указывает открытый отдушник.
Месяц декабрь: открыт последний листок календаря.
На календаре зачеркнуты первые 7 чисел: они уже прошли. Зимние каникулы начинаются позднее. Значит, мальчик ходит в школу.
Если бы в квартире был водопровод, то не пришлось бы пользоваться рукомойником, который показан на рисунке.
Куклы указывают на то, что в семье есть девочка, вероятно, дошкольного возраста.
Трубка и молоточек для выслушивания больных говорят о том, что отец — по профессии врач.

Советские загадки на логику: 8 вопросов на внимательность

Еще одна советская загадка, эта посложнее будет чем предыдущая. Ответить верно на все 8 вопросов могут только 4% людей.

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

Какое время дня изображено на рисунке?
Раннюю весну или позднюю осень изображает рисунок?
Судоходна ли эта река?
В каком направлении течет река: на юг, север, запад или восток?
Глубока ли река возле берега, у которого стоит лодка?
Есть ли поблизости мост через реку?
Далеко ли отсюда железная дорога?
На север или юг летят журавли?

Ответы:

Рассмотрев рисунок, вы видите, что на поле идет сев (трактор с сеялкой и возы с зерном). Как известно, сев производится осенью или ранней весной. Осенний сев проходит, когда на деревьях еще есть листья. На рисунке же деревья и кусты совершенно голые. Следует сделать вывод, что художник изобразил раннюю весну.
Весной журавли летят с юга на север.
Бакены, то есть знаки, отмечающие фарватер, ставятся только на судоходных реках.
Бакен укрепляется на деревянном поплавке, который углом всегда бывает направлен против течения реки.
Определив по полету журавлей, где север, и обратив внимание на положение треугольника с бакеном, не трудно решить, что в этом месте река течет с севера на юг.
Направление тени от дерева показывает, что солнце стоит на юго-востоке. Весной на этой стороне небосклона солнце бывает в 8 – 10 часов утра.
К лодке направляется проводник-железнодорожник с фонарем; он, очевидно, живет где-то поблизости от станции.
Мостки и лестница, спускающаяся к реке, а также лодка с пассажирами показывают, что в этом месте налажен постоянный перевоз через реку. Он нужен здесь потому, что поблизости нет моста.
На берегу вы видите мальчика с удочкой. Только при ловле рыбы на глубоком месте можно так далеко отодвигать поплавок от крючка.

Если вам понравилась эта загадка, то попробуйте пройти еще одну

Советская загадка на логику про железную дорого (у дороги)

Глядя на рисунок, ответьте на следующие вопросы:

Много ли времени осталось до новолуния?
Скоро ли наступит ночь?
К какому времени года относится рисунок?
В какую сторону течет река?
Судоходна ли она?
С какой скоростью движется поезд?
Давно ли прошел здесь предыдущий поезд?
Долго ли будет двигаться автомашина вдоль железной дороги?
К чему сейчас должен подготовиться шофер?
Есть ли здесь поблизости мост?
Есть ли в этом районе аэродром?
Легко ли машинистам встречных поездов тормозить на этом участке состав?
Дует ли ветер?

Ответы:

Немного. Месяц старый (видно его отражение в воде).
Не скоро. Старый месяц виден на утренней заре.
Осень. По положению солнца легко сообразить, что журавли летят на юг.
У рек, текущих в Северном полушарии, правый берег крутой. Значит, река течет от нас к горизонту.
Судоходна. Видны бакены.
Поезд стоит. Светится нижний глазок светофора — красный.
Недавно. Он находится сейчас на ближайшем блокировочном участке.
Дорожный знак показывает, что впереди железнодорожный переезд.
К торможению. Дорожный знак показывает, что впереди крутой спуск.
Вероятно, есть. Стоит знак, обязывающий машиниста закрыть поддувало.
В небе след самолета, сделавшего петлю. Фигуры высшего пилотажа разрешается делать только невдалеке от аэродромов.
Знак возле железнодорожного пути показывает, что встречному поезду придется подниматься вверх по уклону. Затормозить его будет нетрудно.
Дует. Дым паровоза стелется, а ведь поезд, как мы знаем, неподвижен.

Вот такие вот Советские загадки на логику в картинках (загадки СССР для детей). Все справились? — я думаю вряд ли! Но всё равно время было потрачено не зря!

 

Источник

Уроки в обмороке: уровень бреда в современных учебниках просто зашкаливает

Мы все учились понемногу… Но перед современными родителями стоит непростая задача — не сойти с ума при подготовке домашнего задания и уберечь от этого ребёнка. Кто и зачем пропускает подобные упражнения в школьную программу — не ясно, но ясно одно: авторы сих шедевров явно были не в себе.

Напомнило: «Ты видишь суслика? Нет! А он есть…»

Автор невзлюбил Серёгу

Зайцы-суицидники в учебнике за первый класс

Дима просто фокусник

6 класс… Учебник русского языка умеет шутить!

Жизнь-боль!

Что курил автор этого текста)

Взаимная любовь в учебнике русского языка 7-ого класса

Почему именно эти слова говорит пчела?

Современные дети должны быть психологически готовы ко всему, в том числе, и к людоедам!

Генрих жжет!

Смех сквозь слезы

Вот что бывает, когда остаешься один

Черный юмор

Работники ЖЭКа сочиняли, наверное

Когда родительский IQ падает ниже критической цифры:)

Снимите розовые очки!

Это всего лишь детская азбука для подготовки к школе!

А вы знаете, кто такой гяур? Это религиозное, пренебрежительное, презрительное обозначение человека, не исповедующего ислам, любого немусульманина.

Да ладно!

А вот учебники, по которым занимались дети в СССР. Ностальгия!

Для тех, кто не в курсе!

Ясно, понятно…

Не для средних умов:)

Практически, сэлфи царя

Секосное задание №4:)

А вот вам перл из учебника по русскому языку — результат чьей-то больной фантазии…

Окружающий мир. 1 класс.

Триллер-ужастик:)

Не заморачивались ребята

Задача о непростой судьбе простого российского дворника

В общем, вот наш ответ таким заданиям!

Источник

10 шпаргалок по английскому: распространенные правила в таблицах и иллюстрациях

Изучение иностранных языков уже давно стало обязательным условием для того, чтобы в будущем быть успешным и востребованным специалистом, ведь подобные знания открывают перед нами гораздо более широкие возможности. И дело не только в способности грамотно изъясняться с представителями других народов. Если основываться на гипотезе лингвистической относительности, также известной под именем Сепира-Уорфа, знание иностранных языков влияет на восприятие и даже процесс мышления, то есть человек располагает сразу несколькими картинами мира. Такая жизнь гораздо богаче уже потому, что мы рассматриваем ее под разными углами, вот почему многие не жалеют времени на изучение латыни, древнегреческого и даже шумерского, хотя в современных условиях без них прекрасно можно обойтись, чего нельзя сказать об английском.

Если и есть действительно универсальный язык, который понимает большинство людей на нашей планете, то это – именно он. Свои услуги в области изучения английского предлагают частные преподаватели и школы, с каждым днем разрабатываются все новые методики, которые отличаются повышенной эффективностью. Однако самым простым способом выучить основные правила помогают наглядные материалы в формате таблиц, схем и рисунков. Это – самый доступный для понимания и восприятия метод изучения новой информации, и мы предлагаем вашему вниманию те из них, которые будут полезны и взрослым, и детям.

1. Употребление времен
Несмотря на то, что в английском языке существует гораздо большее количество временных форм, в последнее время некоторые из них встречаются только в литературных произведениях. В обиходе носители предпочитают более «приземленные» обороты.

2. Предлоги места
Этот вопрос кажется более чем простым, но многие люди некоторые из предлогов употребляют не совсем корректно. Разобраться с тем, что же обозначает каждый из них, поможет эта иллюстрация.

3. Предлоги места, которые употребляются при обозначении определенного времени
Некоторые предлоги места используются для обозначения временных параметров. Их стоит запомнить и употреблять в соответствии с правилами.

4. Вопросительные слова

Перед вами – самые распространенные вопросительные слова, которые используются в английском языке. Традиционно они располагаются в начале предложения.

5. Степени сравнения прилагательных
Как и в русском, в английском существуют определенные правила в использовании прилагательных в сравнительной и превосходной степени. Большинство из них образуется с помощью соответствующего окончания или вспомогательных слов more / most, однако есть и некоторые исключения.

Исключения, которые стоит запомнить:
good – better – the best;
bad – worse – the worst;
old – elder – the eldest;
far – further – the furthest;
little – less – the least.

6. FOR, SINCE, DURING, UNTIL
Для обозначения временных рамок существует 4 предлога времени, которые необходимо правильно употреблять.

7. CAN, MAY, MUST
Может показаться, что эти три глагола очень похожи между собой, однако в действительности их значения различны.

8. Модальные глаголы
Модальные глаголы используются преимущественно в просьбах – именно от их выбора зависит то, насколько вежливо прозвучит сказанное. Would и could – лучшее решение в разговоре с людьми старшего возраста, при необходимости соблюдения субординации и в общении с малознакомыми собеседниками. Can – более неформальная формулировка, will допускается в разговоре между близкими друзьями и родственниками.

9. Исключения: множественная форма некоторых существительных
Как правило, существительные в единственном числе с легкостью преобразовываются в множественное при помощи окончания -s / -es. Вместе с тем существует небольшое количество исключений, которые стоит запомнить.

10. Прямая и косвенная речь
При переводе прямой речи в косвенную достаточно руководствоваться одним правилом: модальные и вспомогательные глаголы следует использовать в прошедшем времени.

Изучение любого иностранного языка требует от нас внимательности к деталям и исключениям, которые лучше всего демонстрирует именно такой формат обучающего материала. Подобные шпаргалки – простой и действенный способ визуализировать даже довольно сложные нюансы, благодаря чему они станут интуитивно понятными и более простыми для восприятия.

Источник

Попробуйте решить эти 20 задач! )

Не завидуем родителям.. Сколько же вам приходится терпеть и как долго приводить себя в порядок после очередной истерики смеха ) Министерство образования не успокаивается, каждое задание хуже предыдущего ) Держитесь!

Хочется спросить, что Вы там в министерстве образования курите..

Фантазия этого поэта безгранична)

Бабокач?

Что-то пошло не так)

Мать неси 100 грамм!)))

А где вы дели Серёжу?

Очень скоро она подъедет)

Чуток промазали)

Что они курили вообще?)

Сами изменяйте числа!)

Действительно сколько?)

Бедная Вера)

Что Сатана?)

Логическая логика)

Понятное дело могли)

Не беспокойтесь хватит всем)

Вы серьезно?

Простите, но мы такое не курим)

Когда не было пива)

Они уже и порошок едят)

Источник

18 правил этикета, не знать которых стыдно

1. Никогда не приходите в гости без звонка. Если вас навестили без предупреждения, можете позволить себе быть в халате и бигуди.

Одна британская леди говорила, что при появлении незваных гостей она всегда надевает туфли, шляпку и берет зонтик. Если человек ей приятен, она воскликнет: «Ах, как удачно, я только что пришла!». Если неприятен: «Ах, какая жалость, я должна уходить».

2. Зонт никогда не сушится в раскрытом состоянии — ни в офисе, ни в гостях.
Его нужно сложить и поставить в специальную подставку или повесить.

3. Сумку нельзя ставить на колени или на свой стул. Маленькую нарядную сумочку-клатч можно положить на стол, объемную сумку повесить на спинку стула или поставить на пол, если нет специального стульчика (такие часто подают в ресторанах). Портфель ставят на пол.

4. Целлофановые пакеты допустимы только по возвращении из супермаркета, также как и бумажные фирменные пакеты из бутиков. Носить их потом с собой в качестве сумки — жлобство.

5. Мужчина никогда не носит женскую сумку. И женское пальто он берет только для того, чтобы донести до раздевалки.

6. Домашняя одежда — это брюки и свитер, удобные, но имеющие приличный вид. Халат и пижама предназначены, чтобы утром дойти до ванной, а вечером — из ванной в спальню.

7. С того момента, как ребенок поселяется в отдельной комнате, приучитесь стучать, заходя к нему. Тогда и он будет поступать так же, прежде чем войти в вашу спальню.

8. Женщина может не снимать в помещении шляпу и перчатки, но не шапку и варежки.

9. Общее количество украшений по международному протоколу не должно превышать 13 предметов, причем сюда включаются ювелирные пуговицы. Поверх перчаток не надевают кольцо, но браслет позволителен.

Чем темнее на улице, тем дороже украшения. Бриллианты раньше считались украшением для вечера и замужних дам, однако в последнее время стало позволительно носить бриллианты и днем. На молодой девушке серьги-гвоздики с бриллиантом около 0,25 карат вполне уместны.

10. Правила оплаты заказа в ресторане: если вы произносите фразу «Я вас приглашаю», — это значит, вы платите. Если женщина приглашает делового партнера в ресторан, платит она.

Другая формулировка: «А давайте сходим в ресторан», — в этом случае каждый платит за себя, и только если мужчина сам предлагает заплатить за женщину, она может согласиться.

11. Мужчина всегда первым входит в лифт, но выходит первым тот, кто ближе к двери.

12. В автомобиле наиболее престижным считается место позади водителя, его занимает женщина, мужчина садится рядом с ней, и когда он выходит из машины, то придерживает дверцу и подает даме руку. Если мужчина сидит за рулем, женщине тоже предпочтительнее занять место за его спиной.

Однако, где бы женщина ни сидела, мужчина должен открыть перед ней дверцу и помочь выйти. В деловом этикете в последнее время мужчины все чаще нарушают эту норму, пользуясь девизом феминисток: «В бизнесе нет женщин и мужчин».

13. Говорить во всеуслышание о том, что вы сидите на диете — дурной тон. Тем более нельзя под этим предлогом отказываться от блюд, предложенных гостеприимной хозяйкой. Обязательно похвалите ее кулинарные таланты, при этом вы можете ничего не есть. Также следует поступать с алкоголем. Не стоит сообщать всем, почему вам нельзя пить. Попросите белого сухого вина и слегка пригубите.

14. Темы-табу для светской беседы: политика, религия, здоровье, деньги. Неуместный вопрос: «Боже, какое платье! Сколько вы заплатили?». Как реагировать? Мило улыбнитесь: «Это подарок!».

Переведите разговор на другую тему. Если собеседник настаивает, мягко скажите: «Я не хотела бы об этом говорить».

15. К каждому человеку, достигшему 12 лет, полагается обращаться на «вы». Отвратительно слышать, когда люди говорят «ты» официантам или шоферам. Даже к тем людям, с кем вы хорошо знакомы, в офисе лучше обращаться на «вы», на «ты» — только наедине. Исключение — если вы сверстники или близкие друзья.

Как реагировать, если собеседник упорно «тыкает» вам? Сначала переспросите: «Простите, вы ко мне обращаетесь?». Иначе— нейтральное пожатие плечами: «Простите, но мы не переходили на «ты».

16. Обсуждать отсутствующих, то есть, попросту сплетничать, недопустимо. Непозволительно говорить плохо о близких, в частности обсуждать мужей, как это у нас принято. Если муж плох — почему ты с ним не разведешься? И точно также непозволительно с презрением, с гримасой говорить о родной стране. «В этой стране все жлобы…» — в таком случае Вы тоже относитесь к этому разряду людей.

17. Придя в кино, театр, на концерт идти к своим местам следует только лицом к сидящим. Первым проходит мужчина.

18. Девять вещей следует держать в тайне: возраст, богатство, щель в доме, молитву, состав лекарства, любовную связь, подарок, почет и бесчестье.

И напоследок — Джек Николсон о правилах хорошего тона:

«Я ОЧЕНЬ ТРЕПЕТНО ОТНОШУСЬ К ПРАВИЛАМ ХОРОШЕГО ТОНА. КАК ПЕРЕДАТЬ ТАРЕЛКУ. НЕ КРИЧАТЬ ИЗ ОДНОЙ КОМНАТЫ В ДРУГУЮ. НЕ РАСПАХИВАТЬ ЗАКРЫТУЮ ДВЕРЬ БЕЗ СТУКА. ПРОПУСКАТЬ ВПЕРЕД ДАМУ. ЦЕЛЬ ВСЕХ ЭТИХ БЕСЧИСЛЕННЫХ ПРОСТЫХ ПРАВИЛ — СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ ЛУЧШЕ. МЫ НЕ МОЖЕМ ЖИТЬ В СОСТОЯНИИ ХРОНИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ С РОДИТЕЛЯМИ — ЭТО ГЛУПО. Я ТЩАТЕЛЬНО СЛЕЖУ ЗА СВОИМИ МАНЕРАМИ. ЭТО НЕ КАКАЯ-НИБУДЬ АБСТРАКЦИЯ. ЭТО ВСЕМ ПОНЯТНЫЙ ЯЗЫК ВЗАИМНОГО УВАЖЕНИЯ».

Источник

От собственной бледной тени до шуток на другом языке: 7 видео TED о том, как учить иностранные языки

Лекции TED часто советуют слушателям языковых курсов: с их помощью, например, можно освоить новую лексику и грамматические конструкции. «Теории и практики» решили удвоить пользу и выбрали семь выступлений о том, зачем учить новые языки, где искать мотивацию и как перестать откладывать лингвистические подвиги на завтра.

Четыре причины выучить новый язык

Лектор: лингвист Джон Макуортер

Русские субтитры: есть

Хронометраж: 10:02

Прежде чем взяться за новый язык, хорошо бы разобраться с мотивацией. Есть ли смысл вообще затевать такое сложное и небыстрое дело, если всего через несколько лет мгновенный перевод речи станет обыденностью? Зачем тратить время на редкие языки, если почти все говорят на английском? У лингвиста Джона Макуортера есть на это как минимум четыре причины. Он напоминает, что языки не только помогают нам погрузиться в культуру и снизить риск слабоумия, но и просто дают возможность нескучно провести время, а внезапные последовательности букв и слов могут принести изучающему немало филологических радостей.

«Если вы хотите впитать какую-то культуру, вам нужно до некоторой степени контролировать язык, на котором эта культура строится. Другой дороги нет.

[…] Например, есть такой фильм «Иисус из Монреаля» канадского режиссера Дени Аркана. Его героини — энергичные, забавные, увлеченные, интересные франкоканадки, франкоговорящие женщины. Ближе к концу фильма есть сцена, в которой они везут друга в больницу, где все говорят по-английски. Там им тоже приходится говорить на английском. И они говорят, но это не их родной язык, будь их воля, они бы на нем не говорили. И они говорят медленнее, у них акцент, они не используют образные выражения. Внезапно эти герои, в которых ты влюбился, становятся оболочкой, собственной бледной тенью.

Если погружаешься в культуру и смотришь на людей только через такое мутное стекло, ты никогда так и не поймешь ее до конца. И значит, пока остаются сотни языков, одной из причин для их изучения будет то, что они — это возможность приобщиться к культуре людей, которые на них говорят, просто потому, что это их код».

Повзрослей, выучи второй язык

Лектор: Гастон Доррен, журналист, писатель, автор книги «Лингво. Языковой пейзаж Европы»

Русские субтитры: нет

Хронометраж: 14:17

Гастон Доррен утверждает, что билингвы не только больше зарабатывают, принимают более рациональные решения и дольше остаются в своем уме, но еще и могут волшебным образом менять свою личность и практически превращаться в других людей. Кроме того, изучение нового языка помогает нам понять, что в других культурах может быть иной взгляд на вещи. По мнению Доррена, в противном случае мы можем прожить всю жизнь с иллюзией, что все люди на земле либо точно такие же, как мы, либо хотят быть такими, как мы.

«Возможно, многие из вас замечали, что, когда вы говорите на другом языке, вам кажется, что немного меняется и ваша личность. Может измениться ваша жестикуляция или ваш голос, вы можете стать более самоуверенными (или наоборот), более смешными (или наоборот), вот почему я называю это «эффектом трансформации». Могу привести пример из собственной жизни: я провел около года в Южной Америке (в основном в нетуристических районах) — сначала как студент, потом как журналист. И все люди там очень хотели со мной поговорить, потому что я был таким загадочным чужестранцем. И благодаря им я чувствовал себя особенным — наверное, они меня немножко избаловали. И теперь каждый раз, когда я говорю по-испански (а это бывает не так уж часто, да и говорю я не так уж хорошо), это чувство вновь возвращается».

Как выучить любой язык за полгода?

Лектор: Крис Лонсдейл, психолог, лингвист, педагог

Русские субтитры: есть

Хронометраж: 18:26

Кристофер Лонсдейл за шесть месяцев выучил китайский и уверяет, что его тактика позволит за полгода свободно заговорить на любом языке. Он предлагает запомнить несколько простых правил: например, общаться на языке с первого же дня изучения, заниматься только в хорошем настроении и относиться к занятиям как к спорту.

«Суть изучения языка не в том, чтобы накопить много знаний; в значительной степени она заключается в физических тренировках. Моя знакомая с Тайваня всегда получала высшие отметки на уроках английского в школе и колледже. А потом она поехала в США и обнаружила, что не понимает, что говорят люди. Окружающие начали спрашивать ее: «Ты что, глухая?» И так и было. Она была глуха к английскому. Потому что в нашем мозге есть фильтры, которые впускают знакомые звуки и игнорируют звуки языков, которых мы не знаем. А если ты не слышишь язык, то ты его и не поймешь. А если не поймешь, то и не выучишь. Поэтому надо научиться слышать звуки других языков, и для этого нужна физическая тренировка».

Пять техник, чтобы заговорить на любом языке

Лектор: Сид Ефромович, гиперполиглот

Русские субтитры: есть

Хронометраж: 14:50

Полиглот Сид Ефромович не только говорит на семи языках, но и утверждает, что выучил их совершенно без боли и получил удовольствие от процесса. Сид призывает делать ошибки (именно они позволяют двигаться вперед), игнорировать незнакомый алфавит (если цель — именно начать говорить, важнее обращать внимание на звучание слова и его значение, а не буквенное обозначение), а также завести «языковых друзей», с которыми можно практиковаться.

«Мне всегда казалось, что то, что я делаю, это небольшое «сумасшествие Сида», а потом я понял, насколько это полезно. Я всегда проводил так называемые душевые беседы. Душевые беседы — это буквально беседы в душе. Когда я учил новый язык, я временами простаивал несколько минут под душем и разыгрывал все эти дискуссии. Например, во время изучения китайского я торговался, чтобы получить скидку в два юаня на этот чудесный пельмень. Или я переносился в Рим и спрашивал дорогу к самой красивой piazza. Это было удивительно. И главное, душевые беседы помогают вам увидеть, где у вас пробел в знаниях, потому что вы ведете разговор за двоих. Например, спрашивать дорогу легко, а как реагировать на ответ? Или даже лучше: как самому ее показать?»

Почему нам тяжело учить языки?

Лектор: Гэбриэл Вайнер, полиглот, писатель, оперный певец, автор книги «Революционный метод быстрого изучения любого иностранного языка»

Русские субтитры: нет

Хронометраж: 16:27

Полиглот (а также писатель и оперный певец) Гэбриэл Вайнер заявляет, что на самом деле взрослым языки даются ничуть не хуже, чем детям, а в чем-то даже наоборот. Например, его отношения с языками сначала складывались не слишком удачно: в детстве и юности он несколько лет изучал иврит и русский, но так и не продвинулся дальше алфавита и нескольких десятков слов. Но позже попытки, ошибки, списывание на экзаменах и один совершенно убийственный скандинавский коктейль помогли ему понять, в чем секрет эффективного изучения языка. По мнению лектора, главная хитрость в том, чтобы во время учебы использовать все увиденное и прочувствованное в прошлом, а не оставлять в уме лишь сухой текст и безжизненные правила.

«Если вы хотите эффективно изучать язык, тогда вам нужно дать этому языку жизнь. Каждое слово должно соединяться со звуками, образами, чувствами, вкусами и эмоциями. Каждое правило не может быть просто каким-то грамматическим кодом, оно должно стать средством, которое поможет вам рассказать свою историю. И если вы сделаете это, то обнаружите, что слова остаются в вашем сознании, так же как и грамматика. И вы поймете, что вам не нужны какие-то языковые способности или дар свыше, чтобы этого добиться».

Взломать систему изучения языков

Лектор: «языковой хакер», инженер, путешественник Бенни Льюис

Русские субтитры: есть

Хронометраж: 15:10

Мы часто ищем причину, по которой якобы не можем взяться за какой-нибудь язык прямо сейчас. Полиглот Бенни Льюис когда-то был полным собранием таких отговорок. Он утверждал, что у него нет способностей и плохая память, сетовал, что он слишком взрослый, не собирается ехать за границу и вообще боится опозориться при разговоре с иностранцами. До 21 года Бенни говорил только на английском, однако после он выучил 12 языков и стал известным во всем мире языковым блогером. Используя данные исследований и собственный опыт, Бенни объясняет, почему все отговорки — это ерунда, а также рассказывает (и показывает), как языки изменили его жизнь.

«Часто люди не учат язык потому, что не могут сейчас поехать в страну, где на нем говорят. Может, лет двадцать назад это было бы веским аргументом, но сегодня мир теснее, чем кажется. Благодаря интернету мы можем связываться с носителями в любом уголке мира, и вы увидите, что они, в свою очередь, часто хотят учить ваш родной язык. И тогда даже деньги не нужны: они вас чему-то научат, и вы их чему-то научите. Но даже если на минутку забыть про интернет: многие из нас живут в больших и маленьких городах, которые гораздо более интернациональны, чем нам кажется. Когда я путешествовал по Америке, я доехал до Колумбуса в Огайо, чтобы встретиться с полиглотом по имени Мозес. Он часто делает так называемую прокачку: идет в какое-нибудь общественное место, смотрит, есть ли там иностранцы, и практикуется с ними. Я присоединился к нему, и мы пошли в торговый центр. И мы смогли поговорить на 12 языках! Вы можете учить язык где угодно».

Как, изучая немецкий, найти связь между математикой и поэзией

Лектор: Гарри Бейкер, поэт, математик

Русские субтитры: нет

Хронометраж: 15:31

Если все предыдущие выступающие только говорят о том, как весело учить язык, то чемпион мира по поэтическому слэму Гарри Бейкер все 15 минут это еще и наглядно демонстрирует c помощью своего математически-артистического подхода, чем очень вдохновляет. Любой язык дает неограниченные возможности для шуток и творчества. При таком отношении даже заваленный экзамен перестает быть поводом для печали.

«Ты чувствуешь, что дела идут как надо, когда начинаешь понимать шутки на другом языке и шутить самостоятельно. Я обожаю каламбуры, и, если кто-то из моих иноязычных друзей каламбурит на английском, на меня это всегда производит впечатление. Однажды я разговаривал с моим немецким другом-поэтом, и он рассказывал, что, когда у него появляются идеи, они накатываются друг на друга и превращаются в идейную лавину. Он сказал мне, что по-немецки «лавина» — Lawine. И я ему тут же говорю: «Слушай, если бы между мартом и маем накатило много снега, это бы назвали «Avril Lawine»?» Он отвечает: «Это уморительно. Обязательно вставь это в свое выступление на TED, все ухохочутся». Думаю, языковая игра — это очень интересно, но у нас не всегда есть возможность заниматься такими вещами во время экзаменов по языку — и, конечно, никто тебе не даст дополнительных баллов за каламбуры».

Источник

Google открыла доступ к бесплатному курсу по машинному обучению

Google запустила бесплатный курс Learn with Google AI, он посвящен машинному обучению. Это ресурс, с помощью которого любой желающий может узнать о развитии возможностей искусственного интеллекта, отточить свои навыки и применять их в повседневной практике.

Сайт, в первую очередь, предназначен для профессионалов, так как раньше использовался сотрудниками в разработке YouTube и Google Earth, но подойдет и для новичков. Он позволяет отфильтровать уроки по тому, на каком уровне находится пользователь, а также предпочтительному формату — видео, текст или интерактив. Сейчас он состоит из 25 разделов с более чем 40 заданиями. Лекции ведут исследователи из Google, а прохождение всего курса в среднем занимает 15 часов.

Разработчики Google рассказали, каким будет полезный для человека ИИ
— После больше 10 лет работы в Google я осознал, что будущее компьютерной науки — это искусственный интеллект. Сегодня я возглавляю образовательный отдел по машинному обучению и надеюсь сделать ИИ и его преимущества доступными всем желающим, — отметил Зури Кемп. — Искусственный интеллект может решать сложные проблемы и способен трансформировать целые отрасли промышленности. Это означает то, что ИИ отражают разнообразные человеческие перспективы и потребности. Вот почему часть миссии Google AI заключается в том, чтобы помочь добиться успеха всем, кто интересуется машинным обучением.

Курс основан на системе машинного обучения TensorFlow, вышедшей из бета-разработки в феврале 2017 года. Это открытая библиотека для машинного обучения, основная цель которого — построение и тренировка нейронной сети до достижения качества человеческого восприятия.

Источник

Только 1 человек из 50 знает все столицы этих 25 стран!

Возможно, это не самое нужное в жизни знание, но многие по праву гордятся тем, сколько столиц разных стран они могут назвать.

Мы живём в эпоху глобализации, когда казавшиеся раньше недоступными уголки планеты выходят на связь через тот же фейсбук и твиттер, что и жители мегаполисов.

Мы решили, что и вам будет интересно проверить себя, тем более хорошим результатом всегда нестыдно похвастаться в социальных сетях!

Расскажите нам в комментариях о своём успехе!

Источник