Все считают меня жадной после того, как я отказала сватам в бесплатном отдыхе

Январь 10, 2022 Выкл. Автор Tatyana
Все считают меня жадной после того, как я отказала сватам в бесплатном отдыхе

Много лет мы с мужем зарабатываем на жизнь сдачей нашего домика у моря отдыхающим.

Если быть точной – домиков. Когда умерла моя бабушка, мне в наследство достался ее старенький дом, всего в ста метрах от роскошного галечного пляжа. Дом стоял на большом, по меркам побережья, участке. На двадцати сотках земли бабушка посадила несколько десятков фруктовых деревьев, ягодных кустарников, разбила грядки. Она, в отличие от меня, очень любила, как я выражаюсь, «сельское хозяйство». Участок давал бабушке большой урожай, и отдыхающие с удовольствием покупали ее фрукты и ягоды.

Мы решили пойти другим путем. Отремонтировав домик, и пристроив к нему две веранды, мансарду, переоборудовав чердак в жилое помещение, мы стали сдавать жилплощадь т.н. «дикарям», и дело пошло в первом же сезоне.

Вырученные деньги мы вложили в развитие нашей «туристической инфраструктуры», и к следующему сезону у нас на участке появилось еще два маленьких летних домика. Для этого пришлось выкорчевать часть сада, но одновременно ухаживать за массой деревьев и кустарников мы не могли физически.

Наша «фазенда» стала пользоваться спросом у курортников. Уже через три года мы работали только с постоянными клиентами, комнаты и домики были расписаны с середины апреля по середину октября. В этот период мы с мужем крутились, как белки в колесе. Большая часть отдыхающих хотели отдыхать, как сейчас говорят, по принципу «все включено». И мы успешно обеспечивали для них такую программу.

Я практически не выходила из кухни, готовя блюда на заказ, на муже были все технические моменты – душ, кондиционеры, ремонты мебели, прачечная (в подсобном помещении мы установили три стиральные машины). По вечерам большой популярностью пользовалась летняя площадка с видом на море, где можно было уютно посидеть и пообщаться под романтическую музыку. Естественно, в каждой комнате был интернет, телевизор, мы даже хотели укомплектовать комнаты ноутбуками, но потом передумали.

Наша дочь, пока жила с нами, активно помогала нам в сезон, но, став постарше, сказала, что это – не ее, уехала поступать в университет, и, окончив с красным дипломом, занялась нотариальной деятельностью в соседней области.

Там она и познакомилась с Дмитрием, одним из ее клиентов. Знакомство быстро перешло в близкие отношения, и через год после свадьбы мы уже были рады встречать ее с нашим первым внуком из роддома.

Отношения с молодой семьей у нас были хорошие, до того момента, когда однажды в начале июня, дочь позвонила и попросила выделить лучшую комнату для родителей Дмитрия, они хотели в августе отдохнуть на море.

Дочка прекрасно знала, что выделить комнату сватам – значит отказать кому-то, кто уже забронировал ее раньше. Я, насколько можно тактично, напомнила ей об этом, спросив, как она представляет себе мой разговор с людьми, которые уже, что называется, сидят на чемоданах с билетами в карманах?

Ольга мне ответила, что, если вопрос в деньгах, она компенсирует нам проживание сватов. Складывалась интересная ситуация. Из нашей выручки от сдачи жилья примерно третья часть уходила на помощь Ольге и Дмитрию. Остальные две трети мы делили примерно пополам для себя и восстановительно-заготовительных работ к следующему сезону. Когда я сказала об этом дочери, она восприняла это очень эмоционально: «Можешь больше не высылать нам деньги, сами как-нибудь справимся! Я же не чужих людей тебя попросила приютить Христа ради!»

Переговорила по этому вопросу с мужем, к моему удивлению, он тоже поддержал дочь: «И так со сватами не видимся, пообщались бы недельку-другую, что такого? Всех денег не заработаем!»

Возможно, муж устал от нашего «отеля», и ему действительно хотелось отдохнуть от бесконечных проблем с постояльцами. Правда, когда я ему сказала, что свободных метров на август у нас нет, а те комнаты, куда хотела определить сватов дочь, выкуплены еще в марте, муж махнул рукой: «Делай, как знаешь, ты директор, тебе и решать…» Я видела, что это было просто формальное его согласие, он остался при своем мнении и хотел бы все-таки принять сватов, со всем вытекающими.

После моего отказа сватам у нас в семье исчезла та легкость отношений, которая была до этого. Все считают меня жадной, даже муж, и никто не хочет понять, что кроме денег, в бизнесе или, скажу скромнее, в предпринимательстве, есть еще и этическая сторона дела. Можно было, конечно, вернуть предоплату заказчикам, но это значит – потерять свое лицо надежного партнера. Как бы ни обижались родственники, надеюсь, что они меня со временем поймут.